ТИБИДОХСКИЙ ПРОФСОЮЗНЫЙ КОМИТЕТ
Cо всеми возникшими вопросами можете обращаться к сим чародеям.
Лера
Валерия Бейбарсова
Обладательница титула Мисс Черная Подводка, предводительница народного восстания и идейный вдохновитель волшебного мира.
Юля
Юлианна Могилова
Гремучая смесь эмоционального характера с врожденной способностью к интуитивной магии, она же разбойница из Арапса по прозвищу Берта Череп.
Егун
Евгений Ягунов
Достойный представитель рода Ягунчиковых, он же язык без костей, он же неугомонный играющий комментатор и все комментирующий игрок, капитан сборной Тибидохса по драконболу и свой в доску парень.
Баюн
Баюн Котофеевич
Всеведущее недремлющее око, великолепный сочинитель и рассказчик, игровых дел мастер по совместительству.


СРОЧНЫЙ МАГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК
Жители всего магического мира с нетерпением ждут возвращения этих волшебников!
МагцияМагцияНужные персонажи

Доброго здоровьечка, многоуважаемые маги, магвочки и магессы!
От лица белых и черных магов, мы рады приветствовать Вас в школе магии для трудновоспитуемых волшебников Тибидохс, расположенной в море-океане на о.Буяне. Припаркуйте свой пылесос возле подъемного моста и поскорее проходите в Зал Двух Стихий, пока двое из ларца не раздали все скатерти-самобранки.
Для Вашего удобства предусмотрительный Поклеп Поклепыч раздобыл в Тибидохском музее волшебный путеводный клубочек, который поможет вам освоиться на о.Буяне и не быть сожранными хмырями в недрах Безымянного подвала:


Вниз страницы

Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР » Царь, очень приятно [18.06.2031 г.]


Царь, очень приятно [18.06.2031 г.]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/WOb2R.jpg
«С кем поведешься, от того и блох нахватаешься.»
ЦАРЬ, ОЧЕНЬ ПРИЯТНО

♦ Действующие лица: Герда Вирра, Бесса

♦ Дата и место действия: 18 июня 2031 г., Дикие земли, лагерь повстанцев;

Описание:
Спасенная от нежити скиталица Герда, неожиданно для себя попадает в лагерь повстанцев, спрятанный посреди леса. Оправившись от двойного шока, страха смерти и встречи со сбежавшим возлюбленным, девушка все же берет себя в руки и выходит на разведку, чтобы поближе познакомиться с местностью, людьми, которые теперь ее окружают и попытаться понять, на что или на кого ее променял беглый жених.

0

2

Жизнь настолько непредсказуемая штука, что бывает и такое. Что у тебя есть работа, какая-никакая любимая семья, человек, который прибегает, чтобы проводить с тобой свободное время и ты конечно же уверена, что дальше тебя ждет исключительно счастливая замужняя жизнь. И вот, наступает момент, когда все это начинает рушится как карточный домик. Пропажа матери стала для Герды неприятным сюрпризом. Но это не могло подточить ее святую веру в светлое будущее. Разве что спускаться из города она резко перехотела. Раньше это казалось забавным, а теперь уже страшно. В любом случае, Гер надеялась, что мать просто кого-то встретила и вернется со следующей посадкой города. Когда ей надоест очередной экземпляр мужского пола. Но она не вернулась. Ни на следующей стоянке, ни через одну. Это оставалось тяжелым камнем где-то внутри, но Вирра вела себя довольно стойко. Все-таки мать была хоть и единственной близкой родней девушки, но зато у нее до сих пор оставался Рем. А потом случился новый удар. Пропал и он. А по городу возникли объявления о том, что он государственный преступник и за его голову уже назначена награда. Герда не любила газет и объявлений. И обычно не замечала их. Но эти пропустить не могла. Просто потому, что невозможно пройти мимо объявления с таким до боли знакомым именем и лицом. В результате девушка только злилась. Иногда в сердцах уничтожала объявления. Кто же подумает, что такая благочестивая торговка будет заниматься таким. Но было очень плохо. А потом домик развалился окончательно. Когда в ее руки попал артефакт. И эта властная женщина пришла в ее лавку. Может Гер не всегда могла сразу разглядеть в человеке что-то. Но вот в этой женщине она видела только злую волю. Она неприятно касалась кожи, будто материальная. В результате она отказала этой женщине. К тому же, она имела наглость потребовать артефакт бесплатно. А бесплатно Герда ничего не продает. Да, бывало, что она занималась бесплатным лечением, но обычно даже в самой бедной семье находилось чем ей отплатить. Будто то какая-нибудь наливка или новое платье. Вирра не воротила нос и брала то, что ей хотели дать. Потому что нет ничего хуже ощущать себя у кого-то в неоплатном долгу. Об опасности борейку предупредили не только собственное чутье, но и добрые соседи. Надо было бежать. Куда – она понятия не имела. Но понимала, что останься она здесь – и она погибла. И ей пришлось переступить через страх, который сама же себе и придумала. Собрать все самое необходимое, по ее мнению, и спустится прочь из воздушного города. Она не знала, что будет с лавкой, но на всякий случай передала доверенность матери Рема. Пусть для нее будет какой-то заработок. Все-таки в лавке много что осталось. Хотя есть вероятность, что лавку перевернут вверх дном. Если эта женщина не врала. В любом случае, когда город взлетел – пути назад не было. И Герда, постаравшись не светить своей фамилией, отправилась искать убежище. Не сразу все устроилось, но благодаря чутью и смекалке, блондинка находила себе и приют на ночь и заказы. Сначала понемногу, но потом люди стали сами распространять слухи и о бродячей знахарке. Мало ли их таких. То, что ей нельзя останавливаться Вирра знала. Чуть стоило ей задержаться, как чутье начинало тревожить. Проходить приходилось и леса, и города. Худо-бедно травница научилась орудовать ножом и луком. По крайней мере за себя постоять могла. И правила безопасности в лесах знала. К разбойникам не совалась. Хотя инциденты были. Лекари никому не помешают. Чего она искала, Герда и сама не понималась. Но спрашивала там, где была и про мать, и про Рема. На всякий случай. Но информация была какая-то слишком неуверенная и шаткая. И девушка продолжала свой маршрут. И, казалось бы, в этом туманном поиске она никогда ничего не найдет. Но в дело вмешался случай. Назвать его удачей или нет Вирра так и не решила. Но нападение такого количества нежити и нечисти в лесах как минимум странно. И она попалась в ловушку этой не самой приятной компании при количестве стрел явно неравных количеству будущих жертв. На магию требовалось больше времени, а небольшим кинжалом много не набьешь. Да и что яд против нежити? В результате блондинка уже успела поверить, что здесь ее смерть и найдет. Но судьба решила иначе. Внезапное спасение пришло с группой каких-то людей. Колдунье плевать было кто они. Разбойники, или обычные селяне откуда-то поблизости. Хоть компания лесников. Однако реальность оказалась еще более прозаична. Когда прибывая в полуобморочном состоянии, она услышала свое имя. Глаза тут же открылись, мозг заработал и стал переваривать увиденное. И это был один из тех случаев, когда жизнь подкидывала Герде немую сцену. Потому что слов у нее действительно не было. Почти умереть и оказаться спасенной собственным женихом. Это же надо было так попасться. Впрочем, мужчина тоже был в шоке и в этом случае им нечего было сказать взаимно. Он то был уверен, что она осталась в замке. А потом это ощущение прошло. И наступило ощущение радости. Небо не ведает как она была рада его видеть. Не была бы настолько уставшей и не будь вокруг столько людей, то вообще кинулась бы и расцеловала. А так они только отправились куда-то, где Рем обитал последнее время. Он утверждал, что там хорошие люди. Травница же была просто склонна ему верить на слово. Кому же еще верить, если не ему. По дороге они успели обменяться новостями. Без подробностей, но этого вполне хватило. В лагере, куда он с компанией ее привел, оказалось, что лекарь им не помешает. Благо народу много и то и дело происходят стычки. Это не очень нравилось мирно живущей Герде, но лучше так, чем снова бросить черт знает где. Ее устроили отдохнуть, а когда она проснулась, то первым делом отправилась искать Рема, как единственного человека, которого знала в этой толпе.

0

3

[nick]Бесса[/nick][status]Полынь и ковыль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/dahu4.png[/icon]В прохладном полумраке неприметной походной палатки царили мир и покой. В дальнем углу на потрепанном жизнью и былыми хозяевами тюфяке из соломы безмятежно спала темноволосая девушка, натянув грубое покрывало до самого подбородка. Грудь медленно вздымалась и опускалась, вторя размеренному дыханию, ресницы едва заметно подрагивали, без всяких слов выдавая тайну своей хозяйки сторонним наблюдателям. Бессе, а это была именно она, снился тот самый любимый сон.
Сопя от усердия, трехлетний карапуз заползает в огромный по тогдашним меркам футляр от контрабаса. Она не понимает до конца, что это такое, но девочке безумно нравится лежать внутри этого странного футляра, поглаживая его теплые изогнутые бока. От футляра пахнет кожей, полировкой и немного пылью, но ей нравится этот запах. Так пахнет от мамы, когда она возвращается домой, после долгого отсутствия. Девочка блаженно вздыхает. Кажется, что в объятиях этого старого футляра ее никому и ничему не достать. Или это только так кажется? Девочка слышит тихий щелчок и крышка футляра с ворчливым поскрипыванием откидывается в сторону. В глаза, успевшие привыкнуть к темноте, бьет яркий свет и ребенок зажмуривается.
-А кто это тут спрятался? – девочке не нужно открывать глаза, чтобы знать, что женщина улыбается. Вместо этого она улыбается и спящая Бесса улыбается вместе с ней. Если бы кому-то из повстанцев взбрело в голову заглянуть сейчас в палатку, ему вряд ли удалось бы признать в счастливой девчушке свою отважную предводительницу.
А тем временем, девочка из ее сна поспешно закрывает глаза крохотными ладошками. Словно этот незатейливый жест и вправду способен сделать ее невидимой. Мама улыбается еще шире и принимается щекотать затаившуюся на дне футляра дочь. Ребенок заливисто смеется, вертится по сторонам и изгибается всем своим маленьким тельцем в тщетной попытке уйти от вездесущих маминых рук. 
Мятежница из параллельного мира переворачивается на бок вслед за девочкой и едва не вскрикивает. Острая боль пронзает тело, добравшись до самого мозга и вытеснив из головы не то что сон, но и саму мысль о сладкой дреме. Со стоном откинув в сторону одеяло, Бесса осторожно осматривает свое тело. Все оказывается далеко не так плачевно, как ей показалось спросонья, во всяком случае, ее правая рука цела и при желании девушка даже может ею пошевелить. Другой вопрос, что желание шевелить чем-либо напрочь отсутствует. Не придает энтузиазма и вид собственного плеча, перетянутого лоскутом светлой ткани. Грязновато молочный цвет полотна ненавязчиво наводит на мысль о сомнительной стерильности повязки. Но Бессе все равно, уж для нее-то не секрет какие проблемы с обеспечением у добровольных борцов за справедливость. Хуже чем с медикаментами в рядах повстанцев дела обстояли только с оружием, а хуже чем с оружием - только с дисциплиной.
От повязки исходит резкий чуть горьковатый запах лесных трав, которые так любят странствующие знахари мелкого и среднего пошиба. Это странно, потому что до сих пор универсальным средством от ран и ушибов было горячее вино, в зависимости от характера травмы прописываемое Ремом для наружного или для внутреннего применения, и в лучшем случае сухая повязка, а в худшем – глубокомысленный кивок и обнадеживающее «ничего, заживет». Вопрос о том, что за таинственный целитель озаботился здоровьем ведьмы оставался открытым, хотя и мало волновал саму пострадавшую, в отличие от другого более важного вопроса: где и когда она умудрилась повредить плечо. Хотя «где» и «когда» это уже целых два вопроса.
Поборов в себе желание содрать повязку и рассмотреть ушиб повнимательнее, девушка окончательно откинула в сторону одеяло и резко села. Ушибленное плечо отозвалось болью, невзначай напомнив, что на какое-то время о былой резвости и порывистых движениях лучше забыть, если она не хочет раньше времени превратиться в постоянно охающую бабку.
Опять! Это произошло опять! – убито подумала мятежница. Когда Рем встретил ее в деревенском трактире, растерянную девчушку без прошлого, не способную вспомнить собственного имени, они поразмыслили и сошлись на том, что какой-то сильный маг крепко невзлюбил нашу героиню, наложив на нее проклятье забвения. И хотя прошло уже много дней, жестокое проклятье продолжало терзать Бессу, словно мало ему было целой девичьей жизни, ее имени, семьи, друзей, всего, что составляло прошлое ведьмы. Теперь зловредное заклятье покушалось еще и на ее настоящее. Проклятье вело нечестную игру, нападая всегда внезапно, оно выгрызало из памяти ведьмы от нескольких часов, порой, до целых дней и самое ужасное, что Бесса никак не могла ему противостоять. Рем даже притащил ей какую-то заговоренную головную повязку, купленную у потомственной гадалки. Повязка якобы должна была помогать концентрировать мысли и собственную энергию, препятствуя, таким образом, магическому воздействию извне. Да только фигня это все. Ничем ей эта повязка не помогала, хоть ведьма и носила ее, не снимая, повязав на запястье вместо браслета. Она даже подозревала, что гадалка, толкнувшая Кроеву эту «семейную реликвию», вместо курсов по прорицанию закончила с отличием факультет шарлатанства и надувательства, и теперь профессионально разводила людей на золотишко, наживаясь на чужой беспечности.
Бесса горестно вздохнула, задумчиво пригладив пальцами волшебную повязку. Очередная потеря памяти была уже свершившимся фактом, который следовало принять как данность и попытаться как можно скорее восстановить цепочку событий. Проще всего это было сделать расспросив кого-нибудь, но осторожно, чтобы не вызвать подозрений. Из всех знакомых девушки о ее недуге до сих пор знал только Рем. В самом начале всей этой петрушки с народным восстанием они приняли единогласное решение, что ни к чему зря волновать народ лишними подозрениями. Кому же захочется, чтобы им командовал человек, не способный разобраться с собственной головой?
Девушка поднялась на ноги и начала собираться, намереваясь как можно скорее разыскать напарника и обо всем его расспросить. Если у них была очередная стычка со стражниками, а в последнее время их было предостаточно, следовало знать, кто еще пострадал из ее людей и были ли погибшие. Морщась от каждого неосторожного движения, отзывавшегося болью в поврежденном плече, Бесса кое-как переоделась. Облачившись в изрядно поношенные темные брюки, некогда светлую просторную рубаху и ее любимый заговоренный кожаный жилет, бунтарка подпоясалась широким, явно мужским, ремнем. После рубахи и жилета, задача влезть в высокие ботфорты на низком каблуке показалась ей детской забавой. Закончив свой скромный утренний туалет, ведьма с тоской оглядела убогое убранство палатки, в который раз поймав себя на мысли, что наверняка она мечтала не об этом в той прошлой жизни, которую теперь не помнит. Скользнув взглядом по мечу, грустно лежавшему рядом с небогатой постелью, Бесса на какое-то мгновение замешкалась. С одной стороны, с мечом она всегда чувствовала себя увереннее, да и ее приказы как-то быстрее доходили до светлых умов товарищей по оружию, когда сопровождались красноречивым касанием рукояти клинка. С другой же стороны, толку от него сейчас не было бы никакого, как не склонна была девушка к грубой лести себе любимой, даже она признавала, что ее таланты управления мечом с левой рукой далеко не так превосходны, как хотелось бы. Правой же рукой сегодня Бесса вряд ли сможет поднять что-то тяжелее миски с похлебкой, не морщась при этом от боли. Решив, что сегодня ее репутация будет работать на нее, а не наоборот, девушка невзначай коснулась магического амулета, висевшего на шее, и выскользнула из палатки. Снаружи ей в глаза ударил яркий свет утреннего солнца, заставив сощуриться и приложить ладонь козырьком к глазам, чтобы рассмотреть хоть что-нибудь. Вокруг царило привычное утреннее оживление: кто-то что-то тащил, кто-то что-то чинил, кто-то с кем-то ругался, а кто-то, как Бесса, только проснулся и теперь размышлял, что же ему сделать первым делом, сходить в кусты или пойти поесть?  Оглядываясь по сторонам в поисках Рема, девушка направилась вглубь лагеря. Ее палатка находилась буквально в нескольких шагах от места, где располагалась их импровизированная полевая кухня. В центре пустой площадки ярко полыхал огонь. В большом котле, висевшем здесь же на треноге, что-то бурлило, жизнерадостно позвякивая крышкой. На сучковатых бревнах, выложенных вкруг костра, уже сидели ранние борцы за свободу, с аппетитом уплетая горячую похлебку.  Когда аромат еды достиг приблизившейся Бессы, девушка почувствовала, как ее желудок нетерпеливо сжался, громко и ворчливо требуя накормить его. Подойдя к их бессменному повару по кличке Кроха, высокому толстяку с длинными пышными усищами, в которых уже пробивалась седина, ведьма не успела даже рта открыть для приветствия, как ей мгновенно была вручена полагающаяся порция провианта: глубокая миска похлебки и кусок пресной лепешки, заменявшей повстанцам хлеб. Бесса по собственному опыту знала, что пахнет это варево гораздо лучше, чем удовлетворяет голод, хотя на вид выглядит гораздо хуже, чем есть на вкус. Но оно и не мудрено, из тех скудных припасов, которые перепадают повстанцам, приготовить что-либо съедобное да на такую прорву народа мог только Кроха, к которому девушка успела проникнуться глубокой симпатией. Прежде чем попасть в лагерь повстанцев, Кроха служил при дворе Его милости герцога Дю Биля, продолжая почтенную династию придворных кухарей, пока в один не то чтобы прекрасный день, один из придворных сановников Его милости не подавился на банкете оливкой. Казалось бы, всего лишь несчастный случай, но престарелый Дю Биль на склоне маразма, узрел в этой трагедии покушение на собственную жизнь, раздув скандал едва ли не до государственного переворота. В общем, не трудно догадаться, что несчастного Кроху приговорили к казни и должны были закопать живьем за городскими стенами. Да-да, не удивляйтесь, именно так Его милость изволит казнить преступников в царстве земли.  На счастье приговоренного и к своей собственной радости, мимо как раз проходили мятежники, малой кровью отбившие стряпчего у городской стражи, сопровождавшей его к месту казни. Собственно в тот же день Рем и окрестил нового члена их шайки Крохой, который, похоже, совсем не возражал против такого прозвища. Как говорится, хоть горшком назовите, только в печку не ставьте. Кулинарный талант у нового повара оказался от Бога. От Эфира, аль еще от кого -неизвестно, но Бесса жутко завидовала его умению готовить, поскольку сама едва ли могла состряпать что-то сложнее зажаренного на костре кролика. Да и то было блюдо на любителя… любителя хрустящей подгорелой корочки. Кроха же умел готовить не только съедобно, но еще и буквально из ничего, что было огромным плюсом в его послужном списке, несмотря на абсолютную бесполезность в бою. Оголодавшие повстанцы уже успели привыкнуть к тому, что как бы все не сложилось, они всегда могли рассчитывать на горячий ужин, ожидавший их по возвращении в лагерь. Тех же, у кого хватало наглости жаловаться на небогатый рацион, Кроха щедро угощал ударами половником по лбу, никогда не жалея добавки для особо жадных товарищей, и за это Бесса восхищалась им еще больше.
-А Рем уже завтракал?
-Я тебе больше скажу, он со вчерашнего дня еще и не ужинал! Я все понимаю, любовь, романтика, лясем-трясем, но одной любовью сыт не будешь! Мужик должен есть, только тогда с него и будет толк! А иначе, откуда же силы возьмутся для любви и всего остального?!
Если комментарий лагерного кухаря и удивил ее, то Бесса не подала виду, ограничившись тем, что с улыбкой поблагодарила Кроху за еду. Усевшись на свободное бревно возле костра, девушка с удовольствием сделала первый глоток из миски, ощущая, как горячий бульон бежит по внутренностям, согревая все тело своим теплом. Ведьма думала отложить свои размышления о прошедшем дне и всецело насладиться скромным завтраком, когда на колоду рядом с ней опустился один из повстанцев по имени Барк Ас. Шатен среднего роста, немолодой уже, но крепкий, жилистый, он имел свое мнение по любому вопросу, знал половину всего, что только можно было знать и треть того, чего нельзя, и у него всегда имелась в запасе история из собственной жизни, подходящая случаю, за что окружающие звали его просто Асом.
-Ну как ты? – по-отечески ласково спросил Ас, отгрызая кусок от своей лепешки, - Сегодня оно чутка получше будет, да? Тебя как вчера притащили, я уж думал все, пиши пропало, ан нет, Рем говорит, просто ушиб, мечом вскользь зацепило. А эта его бабенка как споро тебя починила, и где он только ее столько времени прятал? Нам бы сгодился знахарь! 
Бесса слушала сбивчивую болтовню товарища даже не утруждая себя отвечать, прекрасно зная, что Ас будучи своеобразным, но весьма красноречивым оратором больше нуждался в свободных ушах, нежели в толковом собеседнике. Девушка только прихлебывала юшку из миски да зажевывала ее лепешкой, стараясь по возможности не выпучивать глаза от удивления.
Мечом зацепило?! Ремова бабенка?! Да что, леший вас побери, здесь происходит?!!!
-Знахарь в нашем деле никогда лишним не будет. Вот я помню, как служил в армии Арапса, да нас тогда послали штурмовать Пламельбург. А я молодой тогда был, зеленый. Как сейчас все помню, пошли мы значит…
Дальше уже ведьма не слушала. Она обладала удивительным талантом, абстрагироваться от происходящего и концентрироваться на собственных мыслях, имитируя при этом деятельнейшее участие в беседе. В несколько крупных глотков девушка допила, успевшую немного подостыть и подернуться неприятной жирной пленкой, похлебку и, меланхолично жуя безвкусную лепешку, стала переваривать услышанное. 
Похоже, у нас вчера была стычка, не понятно только с кем? Со стражниками? Странно, до ближайшего города не меньше четырех дней пути верхом. И потом, чтобы эти увальни меня задели, да даже и вскользь… пфф! Не иначе как по наши души саму королевскую гвардию отправили! Ладно, это уточню у Рема. Вот кстати про него! Это что еще за байки про бабенку? Он что уже совсем из ума выжил, что своих баб стал в наш лагерь водить?! Тоже мне знахарь! Да пусть хоть фея-целитель пятого разряда, разве можно так рисковать?! А вдруг она королевская шпионка или и вовсе одна из этих новомодных сектантов! Надо же головой думать, а не причинным местом! И где его теперь черти носят? Проспался, небось, и теперь где-то ломает голову как от нее избавиться? Ну ничего, пусть он только явится, я из него повесы всю душу вытрясу, а тело отдам какому-нибудь духу посмышленее, авось тогда от него будет какой-то толк. Нет, ну я ему поражаюсь! Это ж совсем надо не считаться с мнением товарищей, чтобы тащить в лагерь не пойми кого…
-Во, гляди! – Бесса возможно и пропустила бы этот возглас мимо ушей, если бы Ас не ткнул девушку локтем в бок, привлекая ее внимание к чему-то. Потерев ребра свободной рукой, ведьма проследила за направлением, куда указывала вытянутая рука ее собеседника и увидела девушку, медленно пробиравшуюся к ним через нестройные ряды походных палаток. До сих пор ведьма была единственной женщиной в лагере, так что ей не составило труда догадаться, кем была эта загадочная магсоба, о которой ей сегодня не сказал только ленивый… и Рем, главный виновник присутствия этой самой магсобы в лагере.
-Эвона она, бабенка командирская! Ишь как головой вертит по сторонам, небось хахаля своего потеряла! – хохотнул Барк, с громким сербаньем допивая похлебку. Если бы Ас сейчас немного повернул голову в сторону мятежницы, он бы, скорее всего, поперхнулся бы куском лепешки, проглотив его вместе с языком, и поступил бы мудро. Бесса смерила его мрачным взглядом, подавив в себе желание, приказать мужчине заткнуться. В конце концов, он был не виноват в появлении чужаков в их лагере, как и в том, что не умел воздержаться от навязчивых комментариев. Задумчиво дожевывая лепешку, девушка снова посмотрела на незнакомку. Отряхнув руки от оставшихся на них крошек, ведьма выпрямила спину и призывно помахала девушке со своего места, приглашая присоединиться к их скромной трапезе. Дождавшись пока она приблизиться к костру, Бесса обернулась к заправлявшему кухней толстяку.
-Эй, Кроха! Будь добр, накорми нашу гостью, пока она, чего доброго, не решила, будто мы варвары какие-то, - громко и жизнерадостно воскликнула Бесса. Мятежница решила по возможности держаться нейтрально-дружелюбно, пока не разберется, что к чему, и не выведет эту так называемую целительницу на чистую воду.

+1

4

Вокруг было слишком много людей. Но Герду это никогда не смущало. Если ты выросла в городе, основой которого является торговля, то много людей — это самое нормальное состояние окружающего мира. Разве что эти люди не были торговцами или покупателями. Но они были такими же шумными и разнообразными. Не привыкать. Вирра же пыталась лишь прийти к мысли, что кажется ей придется тут задержаться. Но лучше уж заниматься целительством бесплатно, а точнее за кров, еду и защиту, чем мотаться в одиночестве по городам и селениям. Так что она лишь выбрала более разумный вариант. Все-таки подобная расчетливость была внушена ей еще с детства. И вот – пригодилась, в который уж раз. Впрочем, она не могла не замечать взглядов, которыми ее провожали. Складывалось ощущение, что она не целитель, а как минимум фрейлина ее величества. Герда знала, что она девушка не самая бледная, но такое внимание все равно было не самым лучшим для ощущения. Рема высмотреть так и не удавалось. Все-таки лагерь был не самый крохотный. Уже вознамерившись спросить у кого-нибудь где его найти, она услышала женский и довольно громкий голос. Вблизи костра, на котором готовилась еда, она заметила миниатюрную девушку, которая и махала ей рукой, явно призывая ее. Решив, что если ее зовут, то отказываться как-то не вежливо, Вирра надела на лицо вежливую улыбку и отправилась в направлении смутно знакомой девушки. Уже подойдя ближе, она вспомнила, что та вроде была среди тех, кого пришлось латать на скорую руку. Благо сражение потрепало довольно многих. Если бы были только мелкие вредители леса, борейка может и сама бы отбилась. Но когда подгребли эти костлявые. Явно некромант постарался. Редкие они, а напакостить умудряются. Вот поднял где-то этих, с мечами. А мечи ржавые – заражение при первом же удобном случае. Так что досталось группе спасателей. Пока до лагеря шли, вроде ничего было. А как дошли – Рем ее тут же и пристроил – латать спасителей. Не то, чтобы Гед была сильно против, но людей особо не запоминала. Разобраться бы с ранами, да спать. Очень уж сил много ушло. И перепугалась не на шутку. Присев рядом с брюнеткой, воздушница взяла предложенную ей миску с куском чего-то напоминающего хлеб и кивнула. На сей раз даже вполне искренне и благодарно. Поиски-поисками, а кушать хочется всегда. Похлебка была, конечно, не шедевром кулинарии, но целительница в этом плане была не привередливой. Пока ходила по городам кормили чем бог послал. Причем не всегда один и тот же. Так что особо не повредничаешь. Да и не была она никогда принцессой, чтобы требовать себе пирожных на завтрак, обед и ужин.
-Добра. Спасибо. Никогда бы не посчитала людей, которые меня спасли варварами. Хотя не понимаю, чем они хуже других людей? Когда нужда прижимает, то и с варварами можно договорится, - заметила Вирра, все-таки замолкая и принимаясь за еду. В голове ее крутилась мысль, что пока это первая девушка, которую она заметила в лагере. Остальные что, маскируются что ли? Впрочем, мысль о маскирующихся девушках приводила Герду к неприятным мыслям, что маскируются они в палатках с бравыми воинами. А Рема она до сих пор так и не нашла.

+1

5

[nick]Бесса[/nick][status]Полынь и ковыль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/dahu4.png[/icon]Бесса пристально наблюдала, как девушка с благодарностью приняла из рук повара миску с похлебкой и устроилась рядом с ней на колоде. По внешнему виду новой знакомой трудно было определить кто она и откуда родом. Она с одинаковой долей вероятности могла быть как ткачихой в одной из местных деревенек, так и повитухой, и домохозяйкой из Арапса или другого города бывшей империи.
Дикие земли не лучшее место для домохозяек, – сощурив глаза, ведьма окинула девушку оценивающим взглядом.
Простое, но добротное платье было покрыто слоем пыли, подсказав разбойнице, что последние несколько дней девушка провела в пути. Насколько знала Бесса, ни ткачихи, ни повитухи, ни тем более домохозяйки не подавились в бега, разве что переезжали в другие города и деревни. Варварский же лес мало подходил для одиноких магвиц в поисках лучшей жизни.
Может быть, она специально искала Рема? А вчера вот случайно нашла… И главное ведь как кстати-то подвернулась, аккурат к заварушке подоспела, целительница! Не удивлюсь, если она окажется как-то связана с нападавшими…
Бесса всегда огорчалась и злилась, когда у нее случались потери памяти. Сейчас же для ее гнева имелся очень удобный выход и барышня, не стесняясь, проецировала весь накопившийся негатив на новой гостье, о которой пока еще ничего не знала, кроме того, что она взялась неизвестно откуда, знала Рема и была как-то причастна к травмированному плечу мятежницы. Ни то, ни другое, ни третье не добавляло очков в пользу травницы и никак не способствовало смягчению ведьмы. Пока Бесса продолжала накручивать себя, незнакомка вежливо поздоровалась и поблагодарила их за угощение.
-Никогда бы не посчитала людей, которые меня спасли варварами. Хотя не понимаю, чем они хуже других людей? Когда нужда прижимает, то и с варварами можно договориться, - заметила девушка, принимаясь за еду.
Бесса снова окинула ее любопытным взглядом, прежде чем отвести глаза в сторону костра. Наблюдая, как Кроха снимает крышку с кипящего котла и помешивает юшку большой деревянной ложкой, ведьма сделала для себя два неожиданных открытия. Во-первых, незнакомка действительно оказалась причастна к вчерашнему сражению. Они с Ремом и другими ребятами спасли ее от чего-то, или от кого-то. Бесса испытала острый укол совести. Выходит, она зря злилась на друга, он всего лишь делал свою работу, как и всегда. Ведь повстанцы именно этим и занимались: защищали простых людей от власти зажравшихся монархов, от нападений нежити, от лесных разбойников и даже друг от друга. Тем, кому некуда было идти, предоставляли кров и еду, не ахти какие, но для жизни хватало. И странствующая целительница, попавшая в беду, тоже не стала исключением из общего правила. Вполне может быть, что это именно Бесса втянула друга в неприятности, бросившись спасать кого-то, а дальше уже все вышло из-под контроля и пошло по заезженному сценарию, известному в народе под красноречивым названием «Приплыли». Второе открытие, которое сделала для себя девушка, удивило ее еще больше. Ей определенно нравилась эта самозваная знахарка.
Бесса беспокойно пошевелилась на своем месте, устраиваясь поудобнее, что в принципе было непросто. Девушка вытянула ноги к огню и, откинувшись назад, уперлась руками в бревно. В такой расслабленной позе ей было проще рассматривать новую знакомую, хотя она и старалась по возможности скрывать свой интерес, чтобы не выглядеть бесцеремонной. Украдкой разглядывая травницу, девушка задавалась вопросом, как лучше начать диалог, чтобы не выдать себя и свой маленький девичий секретик.
Наверняка Рем уже представил нас друг другу, стало быть, я должна знать ее имя и кто она такая. Может, если попытаться вспомнить… нет, дохлый номер. С большим успехом можно было бы учить хмыря играть на флейте, - ведьма задумчиво пожевала нижнюю губу, собираясь с мыслями. Задавать интересующие ее вопросы следовало осторожно, чтобы не вызвать ненужных подозрений, особенно сейчас, когда собравшиеся на завтрак повстанцы с нескрываемым интересом и усмешками косились в сторону новоиспеченной подруги командира, словно она была приехавшим на гастроли бродячим цирком. Причем не отдельно взятым артистом, а всей труппой разом: и бородатой женщиной, и говорящим слоном, и печальным клоуном и спившимся директором этого странствующего балагана.
-Похоже, у нас есть много общего, - не меняя своей непринужденной позы, усмехнулась Бесса, - Я тоже искренне считаю, что лучше договориться с дьяволом, чем раньше времени отдать Богу душу.
Кто-то из сидевших вокруг костра мужиков хохотнул, но девушка не обратила на это внимания и, как ни в чем не бывало, продолжила:
- Сумасшедший денек вчера выдался, правда? Я так вымоталась, что, боюсь, не запомнила, как тебя зовут, - ведьма виновато пожала плечами, едва заметно поморщившись от ноющей боли в перевязанном плече, и протянула ладонь для рукопожатия, - Я Бесса. 

+1

6

Герда ощущала те взгляды, которыми ее провожали. Но была слишком гордой, чтобы показывать, что они ей не очень приятны. Ее изучали. По-хорошему это было нормально. Она была чужой в этой суете. А случайных попутчиков всегда изучают долго. Или не изучают вовсе, если думают с ними расстаться в ближайшее время. Но это был не ее вариант. Пока Исеран находится в этом лагере, она остается тут. А значит им придется привыкнуть друг к другу. Ей к людям и людям к ней. Остается только дождаться, пока ей не станет легче дышать, без этих лишних взглядов. Люди были вроде как дружелюбны, но сложно не ощущать чего-то. И не испытывать желания стать невидимкой. В поселениях все-таки было проще. Первый раз тебя провожают любопытными взглядами, а второй уже не видят в упор, если нет необходимости в лекаре. Но каждый раз, ловя на себя заинтересованный взгляд Вирра становится немного нервной. Потому что в котомке у нее лежит артефакт. Сильный артефакт, который не делает ничего и в тоже время собирает магическую силу откуда может. Глушит все что может. И если пока никто ничего не заподозрил, то это только пока. И в целом стоило бы предупредить эту шайку об артефакте. Но пока Гед до конца доверяла только одному человеку здесь. И ей требовалось поговорить об этом с ним. Или с кем-то, кто будет принимать решения. Но ориентиров у нее не было. Поэтому стоило об этом думать, но не говорить.
-Не всегда можно договорится. Иногда дьявол столь силен, что предпочтешь просто избежать с ним встречи, - отозвалась целительница на слова новой знакомой, мимоходом вспомнив эту ведьму. Вот уж истинный дьявол. Хочешь жить – отдай то, что имеешь. И может быть после этого тебя оставят в покое. Или нет. Если ты знаешь больше, чем нужно. Иногда блондинке приходило в голову, что все черные дела в Борее вершились не без ее помощи. Но доказательств не было. А рисковать своей головой не хотелось. С едой было уже покончено, когда брюнетка представилась. Это было не так уж плохо. По крайней мере еще одно имя ей в копилку. Уже третье. Включая их повара. Раньше запомнит – быстрее освоится.
-Герда. Можно просто Гед, - отозвалась Вирра, пожимая протянутую руку довольно привычным деловым жестом. Как обычно заключала сделки. И добавила: На самом деле вчера некогда было знакомится. Откуда пакость эта магическая в лесу, понятия не имею. До сих пор такого не попадалось. Удавалось как-то своими силами отбиваться. Так что, если бы не ваша компания, не дожила бы я до утра. Либо магическое истощение, либо физическое. А вероятнее и то, и другое, - девушка замолчала на какое-то время, смотря на огонь, вспоминая события вчерашнего дня. Ведь выходила из поселка засветло. К вечеру должна была уже выйти к следующему. И вроде не заплутала. Ориентировалась по звездам. А все равно не повезло. Или повезло. Как сказать. Все-таки ей удалось найти Рема. Какая-никакая, а удача. И теперь ей есть за что держаться. После его рассказа о побеге из Борея Вирра просто сложила два и два, чтобы понять, что источник бед у них был похоже один. Только ее эта ведьма достала позже. А Рем все правильно сделал. Не стал подвергать опасности женщин. Ни ее саму, ни мать.
-И все равно покалеченных было много. Я смутно тебя помню, - лекарь кивнула на плечо собеседницы, которое явно было ранено: Только я вчера настолько устала от всего этого, что мне было бы поскорее закончить, да заснуть. А сейчас только проснулась. И даже Рема еще не видела. Пыталась сейчас найти. Пока ты меня не позвала, - сказала Герда, вздохнув и оглянувшись еще раз вокруг. Может все-таки ее, как она надеялась, жених решит ее отыскать. Все-таки в его присутствии она ощущала себя более смелой. Будто кусочек родного дома с собой привезла. Хотя кто знает, что теперь стало с ее лавочкой. Мать бы была не довольна. Но где это мать теперь. Кто знает.
-Я, кстати, не заметила ни одной девушки. Не считая тебя. Не вчера, не сегодня, - заметила Гед, чуть нахмурившись. Неприятные мысли снова крутились в голове. Но их стоило гнать. Прочь-прочь, чтобы ветер-непоседа унес все плохое из головы. Не дело человеку Борея держать в голове плохие думы.

+1

7

[nick]Бесса[/nick][status]Полынь и ковыль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/dahu4.png[/icon]Девушка лишь усмехнулась в ответ на замечание травницы, рассеянно кивая собственным мыслям. Рем тоже любил высказываться в подобном духе. «Живой трус лучше десятка мертвых героев».  «Не стоит лезть в драку, если не уверен, что можешь в ней победить». В общем-то, умом Бесса была с ним полностью согласна, должно быть, в ней говорил инстинкт самосохранения. Голова, при всех ее недостатках, девушку вполне устраивала, и разбойница совсем не спешила с ней расставаться. В отличии от последней, наверняка, втайне от хозяйки мечтавшей избавиться от этих неуклюжих частей тела, постоянно втягивающих ее в неприятности. Говорят, что дурная голова ногам покоя не дает. Вот уж что-то, а голова Бессы совсем не была дурной. Немножко лихой, немножко с причудами, но уж точно не дурной! Так что кто кому в организме мятежницы не давал покоя, это еще большой вопрос. Но зачастую весь этот самый организм до последнего пальчика был втянут в неприятности по самую макушку. Так что голове, в этом смысле, повезло больше остальных частей тела, на ее долю, по крайней мере, не приходилось переломов. Так, парочка мелких сотрясений, которые и во внимание принимать не стоило.
-Герда. Можно просто Гед, - новая знакомая сдержанно пожала протянутую руку.
-Рада знакомству, - Бесса была уверена, что по характеру рукопожатия можно судить и о характере человека. У безвольных ленивых людей и рукопожатие было вялым, у агрессивных людей – чрезмерно крепким, лицемеры и манипуляторы часто переходят границы личного пространства, стремясь усилить произведенное впечатление коснувшись свободной рукой плеча или предплечья собеседника. Ведьма редко успевала обстоятельно проанализировать поведение оппонента и свои впечатления, зачастую целиком полагаясь на интуицию и внутренний голос, которые до сих пор ее не подводили. Рукопожатие Герды навело девушку на мысль, которая только окрепла после дальнейших слов девушки. Мятежница даже не обратила внимания на слова странницы о «магической пакости», от которой ее спасли люди Бессы. Ну, подумаешь, нежить, да и нежить, мало ли ее в лесу что ли шляется, места-то дикие.  А вот спокойный взгляд серо-голубых глаз это было что-то новенькое. Разумеется, для Бессы не было секретом, что ее лицо украшает множество столбов на листовках с надписью «разыскивается за вознаграждение» и большую часть времени ей это откровенно льстило. Но в контексте такой рекламы, не все люди относились к повстанцам одинаково хорошо. Одни встречали их свежеиспеченным хлебом, другие заряженным арбалетом. И подходя к неизвестной деревне, никогда не знаешь наверняка, чем тебя угостят сегодня: калачом или стрелой. Сдержанная реакция Герды наводила на мысль, что девушка либо не имела понятия, кто перед ней, либо же она все прекрасно знала и положение вещей ее полностью устраивало. Второй вариант казался более вероятным и в то же время невероятно забавлял Бессу. До сих пор встреченные ею женщины смотрели на ведьму либо с восхищением, либо с нескрываемым осуждением. Таких, которые смотрели бы на мятежницу как на равную, до сих пор не находилось.  Было в этой девушке и еще кое-что интригующее, что не давало Бессе покоя. Ее вот уже несколько минут не покидало ощущение, что она где-то уже видела Герду, возможно, это было в той жизни, которую ведьма не помнит и эта травница могла бы рассказать что-то о Бес? Девушка ощутила, как сердце забилось быстрее, терзаемое очередным приступом надежды и Бесса поспешила отдернуть себя. Сколько раз она уже обманывалась ложными надеждами вернуть себе память, не обретя взамен ничего кроме разбитых иллюзий. Не стоит понапрасну тешить себя очередной призрачной надеждой. Если бы Герда знала ее в прошлом, она бы уже упомянула об этом. Но вместо прошлого Бессы, травница упомянула их общего знакомого.
-Я тоже вышла его искать, но по пути решила, что вести поисковые работы лучше на сытый желудок, - улыбнулась ведьма, - Кроха говорит, что наш любезный друг еще не завтракал. Может быть еще спит после вчерашнего, - неопределенно пожала плечами Бесса. В конце концов, Рем никогда раньше не рассказывал ей о девушке по имени Герда. Хотя мятежница и догадывалась, что за всей этой напускной веселостью ее спутника и маской циника должна скрываться какая-то жизненная трагедия. Так почему бы и не любовная?
Отвлеченная собственными мыслями, теперь уже о прошлом напарника, Бесса не сразу успела ответить на вопрос новой знакомой о малочисленности женского населения в лагере. Сидевшие у костра повстанцы принялись хохотать и подшучивать. Дескать, лагерь повстанцев это не элитный магсион для магородных магвиц, так что барышни у них никогда не задерживаются. А Бесса и вовсе не девушка, а командир. Как правило, ей всегда льстило, когда мужчины признавали ее авторитет, особенно когда это высказывалось вслух. Прежде, когда ее окружало только небритое и хамоватое мужичье, девушка бы не обратила на такие слова никакого внимания и даже посмеялась бы вместе с остальными. Но сейчас, в присутствии Герды, ведьма отчего-то почувствовала себя неуютно от такой формулировки.
-А вы чего зенки выпятили, рты раззявили?!– нахмурилась Бесса, наклоняясь вперед, - У вас что работы нет, что вы тут сидите, загораете? Если нет, то вы не стесняйтесь, говорите, я мигом работу найду!
После этого обещания бревна вкруг костра мигом опустели, оставив Бессу практически наедине с травницей, если не считать полевого кухаря, торопливо мешавшего в котле и демонстративно не смотревшего на девушек. Мужики с едва слышным ворчаньем разбрелись по своим делам, пока ведьма не сдержала слово и не вздумала потренировать на ком-нибудь удар левой. Усмехнувшись девушка, повернулась обратно к Герде.
-Ты уж извини их. Они хоть не шибко грамотные, но в целом люди хорошие, надежные.  А что касается девушек, то это правда: магвочки не очень-то горят желанием менять насиженные места на романтику бродяжьего образа жизни. Перспектива замужества и родильной горячки почему-то привлекает их больше, чем войны с нежитью и постоянные стычки со стражниками, - девушка развела руками, показывая, что совершенно не понимает такой женской логики, но вместе с тем уже давно смирилась с положением дел. Украдкой взглянув на девушку, Бесса задумчиво пожевала губу.
-Если хочешь, можем прогуляться по лагерю, - как бы невзначай предложила ведьма, - Может быть, даже встретим Рема во время прогулки, - мятежница неуверенно замолчала, продолжив кусать губы. Отчего-то ее не покидало чувство, что она раньше была знакома с целительницей. Из-за этого девушка чувствовала себя в ее компании вполне комфортно. Не было пресловутого чувства неловкости, которое неизменно возникает в начале знакомства. И это беспокоило Бессу гораздо больше, чем само распроклятое чувство неловкости.

0

8

Любезность за любезность. Такой привычный подход, что Вирра даже не задумалась о том, что давно не наблюдала такого. С тех самых пор, как покинула Борей. Там, подобное поведение было нормой. И вовсе не обязательно было радоваться чему-то или кому-то, чтобы сообщить ему как же ты рад. Ложь в формате вежливости. И это было нормальным. Здесь, внизу, все чаще ей были искренне рады, но не особо следили за манерами. Сначала было не так легко привыкнуть, но потом Гер вписалась в подобное поведение. И совсем не ожидала встретить снова подобную любезность где-то в кочующем лагере. Но осознание этого появилось чуть позже, где-то в темноте под ресницами, перед тем как провалиться в сон. А пока она восприняла все как само собой разумеющееся. Впрочем, она отметила, что ее собеседницу что-то задевает. Или удивляет. В этой гамме эмоций девушка никак не могла уловить нужную. Впрочем, если та не захочет ничего говорить, то и ладно. Гед не привыкла задавать лишние вопросы. Особенно людям, которые ее временно приютили. Насколько это будет временно – целительница и сама не знала. Может потом ей что-нибудь объяснят. Ее касается только то, что связано с лечением. Вот эти истории она предпочитает слышать целиком. А все остальное – по желанию. Однако слишком непонятное состояние собеседницы, все-таки заставляло борейку чуть напрячься.
-Я что-то не то сделала? – поинтересовалась она, чуть нахмурившись, потому что ей казалось, что она не так уж много говорила или делала. И вряд ли что-то, что могло вызывать осуждение у большинства людей. Однако, как лекарь и как беглянка, она предпочитала быть начеку в такие моменты. Мало ли у кого что принято или не принято. Вдруг она уже совершила какую-то ужасную глупость и оскорбила кого-нибудь. Впрочем, ответ новой знакомой задел ее несколько больше. Где-то внутри очнулась дремавшая было ревность. Не смотря на пропажу Рема из города, Герда так и не переключилась на кого-то еще. Возможно причиной было то, что ее любовь построилась на многолетней дружбе. И она не могла предать человека после стольких лет и просто выкинуть его из сердца. И сейчас ей в голову пришла неприятная мысль, что возможно это случилось только с ней. А Рему было просто удобно, что по соседству есть девушка, которая готова и помочь, и накормить и дела у нее всегда в порядке. С одной стороны, она понимала подобную выгоду, а с другой – рычать хотелось по-вурдалачьи от такого.
-И давно вы с ним знакомы? – поинтересовалась целительница, надеясь, что в ее голосе не слышно достаточно подозрений, чтобы от нее шарахаться. Такое поведение ей вообще вроде как не свойственно. Да и на пациентов ей этика не позволяет наезжать. Но слишком уж сильно резануло по ушкам ей это «любезный друг». Будто у нее действительно есть повод подозревать его в чем-то. И самой же будет от этого тошно. А вокруг уже раздавались смешки относительно ее вопроса. С одной стороны, это успокаивало. Потому что получалось, что других девиц тут попросту нет. Значит можно в каком-то смысле выдохнуть. С другой – стало обидно за женское сестринство. Потому что глупо не воспринимать женщин всерьез. Впрочем, Бессе видимо тоже не сильно понравилось это. Потому что она тотчас же рявкнула на особо веселящихся. Оставалось сделать выводы из ее поведения. И вывод напрашивался сам собой – кажется, новая знакомая была тут большой начальницей. Видимо, это стоило учитывать. И возможно – пользоваться. Цинично. Но она привыкла жить, получая выгоду из всего. Тем временем брюнетка начала спешно извиняться за свою команду. Впрочем, ее разведенные руки только добавили информации о ее же характере. Сама же Вирра задумалась о матери. Видимо вся их семья была какая-то странная. Встречать каких-нибудь мужчин, а потом бросать все и сбегать с ними на землю. Вот прямо ирония судьбы почти. Впрочем, сбежать не ради приключений, а ради того, чтобы быть счастливой. Так что взгляд Бессы был для самой блондинки не самым правильным. А сама она имела двоякое ощущение в этом вопросе. И она только дернула плечами.
-Не за что извинять. Если за мужчиной не приглядывать, то он и будет так относится к женскому полу. Хотя, мне кажется, что все-таки это ошибочное мнение. Многие женщины хотели бы сражаться. Было бы за что. Например – за семью. Или за место при дворе. Женщины бывают намного сильнее и опаснее, чем прямолинейные мужчины, - все же ответила лекарь, полагая, что может после ее слов, у местной предводительницы появится повод подумать. Хотя с другой стороны – не дай небо она девушек начнет брать. Гед же каждую будет желать отравить, если они будут около Рема вертеться. Ревность плохое чувство. Но с собой ничего поделать пока не удавалось. Предложение прогуляться было не таким уж плохим, поэтому травница только кивнула, поднимаясь с места. Было бы неплохо посмотреть на людей. Заодно оценит насколько все плохо с теми, кого пришлось лечить после стычки.

+1

9

[nick]Бесса[/nick][status]Полынь и ковыль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/dahu4.png[/icon]Кажется, Бесса где-то слышала, что когда перестаешь удивляться, это равносильно смерти. Что ж, если исходить из этой доктрины, то по всему выходило, что скорая кончина девушке не грозит, во всяком случае, в компании Герды. В голову ведьмы уже грешным делом стало закрадываться подозрение, что она окончательно растеряла и без того не блистательные навыки общения с окружающими, раз уж даже такие простые на первый взгляд социальные взаимодействия, как знакомство и последующий за ним традиционный обмен любезностями вызывают у нее такие трудности.
-Нет, конечно! С чего ты взяла?! – поспешила успокоить травницу Бес и сама же смутилась. Ее самые искренние попытки казаться дружелюбной, не дали желаемого результата, вместо этого еще больше насторожив новую знакомую.
М-да уж… Не умеешь быть заинькой-паинькой, Бес, не стоит и начинать!
Ведьма горестно вздохнула и задумчиво почесала плечо под повязкой. Все-таки, хорошо, что их новая подруга оказалась травницей, не то ходила бы мятежница сейчас по лагерю больной, хромой горемыкой и цербером рычала на подчиненных. А так, сидит себе тихонько на бревнышке, никого не трогает, да собственные недостатки из одного ментального угла в другой перекладывает. Любо-дорого поглядеть! Окажись поблизости Рем – непременно умилился бы, а потом предложил бы почаще ронять Бессу плечом об землю: дескать, и она отдохнет денек-другой, и окружающим поспокойнее будет. Ведьма фыркнула, возмущенная собственным ходом мыслей. Впрочем, не так чтобы и очень далеких от истины, которая, как известно, всегда где-то рядом. Лежит себе, ждет, когда же на нее кто-нибудь наткнется. То, что найти истину иным способом, кроме как случайно на нее наткнуться, невозможно - давно известный неписанный вселенский закон, который подтвердился и сейчас. Герда, сама о том не подозревая, своим невинным вопросом напала на след самой сокровенной тайны своей пациентки, по недосмотру последней, легкомысленно оставленный на виду. 
-Сколько себя помню! – не задумываясь выпалила девушка, но взглянув на собеседницу поспешила объясниться, - Я знаю, звучит странно, но…
Осознав, что она собиралась сказать, темная замолчала на полуслове и принялась задумчиво кусать губы, что уже начинало входить у нее в привычку. До сих пор, ведьма редко кому признавалась в своем недуге, тем более вот так между прочим, в самом начале знакомства. На самом деле, людей осведомленных о девичьей борьбе с собственной памятью можно было пересчитать по пальцам… одной руки фрезеровщика с двадцатилетним стажем работы.  Мятежница бросила еще один осторожный взгляд на гостью и, подумав «эх, была-не была!», выложила ей свою печальную историю.
-Звучит странно, но я ничего не помню, кроме последних десяти лун. Первое что помню, как стою посреди проселочной дороги: слева степь, справа лес, на улице ночь и ни единой живой души вокруг. Только луна смотрит на меня, как на дуру, - невесело усмехнулась ведьма, - Ну вот, я и подумала, что раз уж есть дорога, то самое логичное, что можно сделать – это пойти по ней, куда-нибудь да выведет.
Девушка неопределенно пожала плечами, дескать, что еще в ее плачевном состоянии было делать, как ни топать, куда глаза глядят. Герда не перебивала импровизированную исповедь, не то из вежливости, не то правда проявляла интерес. Бес, вопреки обыкновению, не стала распыляться на красочные описания ничего незначащих деталей, вроде парочки обнаглевших упырей, предоставив знахарке сухие факты своего знакомства с Ремом.
-Вот эта-то дорога и вывела меня к деревне, где я встретила Рема, - неестественно весело подытожила девушка, не глядя на травницу. Бесса замолчала, с улыбкой глядя в огонь, словно там шло какое-то невероятно забавное представление, которое могла видеть только она. Спустя несколько минут сравнительной тишины, нарушаемой звуками повседневных забот лагеря повстанцев, ведьма продолжила говорить так же неожиданно, как и замолчала. 
- Честно говоря, - серьезно и тихо сообщила девушка, - мне здорово повезло, что я его встретила. Если бы не Рем, мне бы пришлось очень туго.
Девушка повернулась к травнице и умоляюще ей улыбнулась.
-Только не говори ему, пожалуйста, что я так сказала, а то начнет еще нос задирать и большого начальника из себя корчить!
На размышления Герды о женской доле, темная лишь задумчиво кивнула, давая понять, что если и не готова сию же секунду в них расписаться, то, по крайней мере, приняла их к сведению. В  общем-то, Бесса никогда и не считала женщин как таковых слабыми. Сомнения у ведьмы скорее вызывало распределение женских жизненных приоритетов, нежели сам силовой потенциал. Лигул! Да она могла с ходу назвать десяток женщин, чьей силе можно было только молча позавидовать!
Темная бодро поднялась вслед за спутницей, практически позабыв о боли в плече. Поблагодарив повара за еду, ведьма поманила знахарку в сторону ближайшего ряда палаток.
-Вообще у нас все просто, - заверила она Герду, - Кухню нашу ты уже видела, остальной лагерь располагается вокруг нее. Там у нас арсенал, - ведьма махнула здоровой рукой куда-то вправо, - а там тренировочная площадка, - мах в сторону, откуда доносился приглушенный лязг сталкивающихся клинков, перемежавшийся выкрикиваемыми в пылу борьбы ругательствами.
-Что еще? Если пойти прямо между палатками, - мах рукой в соответствующую сторону, - минут за десять  можно выйти к ручью. А я живу во-о-он там, - Бесса ткнула пальцем обратном направлении, где осталась ее палатка, - Если что-то понадобится – обращайся в любое время! Хоть как-то тебя отблагодарю, что спасла мою конечность от преждевременной ампутации! – девушка жизнерадостно пошевелила ушибленным плечом, демонстрируя его чудесную работоспособность. Зря она это сделала. В следующую секунду Бес со свистом втянула воздух сквозь плотно сжатые зубы и, обхватив плечо здоровой рукой, стала успокаивающе его поглаживать.
-Слушай, - ведьма перевела заинтересованный взгляд с повязки на спутницу, - а как ты решила стать целительницей?

0

10

С чего она взяла. Вопрос странный. Но все же оправданный. Другое дело, что пока Герда не могла точно объяснить, что именно она пыталась выяснить своим вопросом. Вероятнее всего ей просто хотелось прижиться. Хотя бы временно. Когда люди смотрят на тебя волком – это очень мешает жить. Особенно в кочующем лагере. Хотя и в любой деревне – коль не взлюбит тебя кто, так считай можно деревню обходить стороной. А ей это ни разу не выгодно. Все-таки нежить любит именно ночное время суток. Впрочем, на взгляд самой Гед, кажется собеседница и правда была весьма наивной в этом плане. Не подозревала худого и плохого. Сейчас ей повезло, а если бы Вирра была не той, за кого себя выдает? Оставалось надеяться, что в лагере имеются более толковые полководцы. И видимо Рем был среди них. По крайней мере слова Бессы все больше напрягали травницу. Потому что сколько себя помню было слишком похоже на то, что было у нее самой. Потому что они были вместе с раннего детства. И сейчас, эти слова задевали как резкая зубная боль. Как будто у него всегда был кто-то еще. Как будто они никогда не клялись быть вместе всегда. И как будто она вообще никто. Хотелось сразу много вещей. При этом одна из них была все же найти Рема и устроить ему полномасштабную истерику. И пусть он ее успокаивает. Пусть придумывает идиотские оправдания. Чтобы она не ощущала себя такой дурой. Пока целительница все это гоняла в голове, лицо ее даже не дрогнуло. Только взгляд стал несколько более печальным. Отчего блондинка отвела взгляд в сторону и какое-то время смотрела на костры. Однако слова Бессы отвлекли ее от всех этих печальных умозаключений. И даже слегка успокоили. По крайней мере совсем дурой себя ощущать Гед перестала. А вот желание устроить допрос и истерику не пропало. Девушка говорила долго. По ощущениям целительницы можно было уже три раза закончить. Но видимо ей это тяжело давалось. Душевные раны исцеляются плохо. Уж Вирра это знала. Были случаи. Только память стереть. Впрочем, тут так и вышло. Где-то внутри борейка даже гордилась Ремом. Просто потому, что он у нее действительно такой.
-Да, Рем такой. Защищает невинных, всегда стоит за правду. И я уж точно знаю, что ему говорить стоит, а что нет. Я его слишком хорошо знаю, чтобы давать ему полную волю действий и информации, - высказалась Герда, поправляя волосы. Она уже вполне успокоилась и даже передумала устраивать истерику. Другое дело, что найти и прояснить некоторые моменты очень уж хотелось. Не просто же так он исчез. Не мог он просто исчезнуть.
-А тебя видимо кто-то хорошо заклятьем стирания памяти приложил. Надо попробовать восстановить. Только больно будет. Да и ингредиенты нужны редкие. Я с собой в сумке такое точно не ношу. А покупать не вариант – савант знает, что могут подкинуть, - высказалась борейка, прикидывая, что если девушка и правда изъявит желание память восстанавливать, то придется самой за ингредиентами ездить. А одна она не поедет. По крайней мере без Рема точно не поедет. Она не собирается его терять в тот момент, когда только нашла.
Поднявшись с места, блондинка шла следом за Бессой, запоминая то она говорит и надеясь, что не ошибется в другой раз. Все-таки память вещь хорошая, но не всегда все можно запомнить с первого раза. Но вряд ли тут все одинаково. Запоминать месторасположение бессмысленно. Снимутся, перестановят все и устраивают все заново. Так что запоминать девушка старалась в основном отличительные знаки. Тренировочная площадка и арсенал ей точно не сдались. Разве что искать там Рема. Но она ее тоже запомнила на всякий случай. Направление к палатке Бессы она тоже зафиксировала. Сильно сомневаясь, что будет обращаться. Зато вот следить будет пристально. И за пациенткой, и за тем, чтобы она не строила глаза ее мужчине. А уж тем более, чтобы он к ней не наведывался слишком долго и часто. Заметив, как брюнетка зашипела от боли, Гед нахмурилась.
-Не дергай. Подобное за один день не лечится. Еще дня три четыре точно на перевязки подходит будешь. А раздраконишь и того дольше, - пригрозила Вирра, а потом все-таки смягчилась и утратила былую строгость: А целительство это для меня возможность заработка. У меня была лавка, с матерью на двоих. Мы приторговывали зельями и лечебными знаниями. Так что у меня с детства практика была. А теперь вот я бездомная, безсемейная. Только Рем и остался. И то, носило же его где-то все это время, пока его искали по всему Борею, - буркнула целительница, решив, что про артефакты она пока промолчит. Если Рем растрепит, то пускай. А сама она, пожалуй, помолчит еще немного.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР » Царь, очень приятно [18.06.2031 г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC