Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Объявление

  • Доброго здоровьечка, многоуважаемые маги, магвочки и магессы!
    От лица белых и черных магов, мы рады приветствовать Вас в школе магии для трудновоспитуемых волшебников Тибидохс, расположенной в море-океане на о.Буяне. Припаркуйте свой пылесос возле подъемного моста и поскорее проходите в Зал Двух Стихий, пока двое из ларца не раздали все скатерти-самобранки.
    Для Вашего удобства предусмотрительный Поклеп Поклепыч раздобыл в Тибидохском музее волшебный путеводный клубочек, который поможет вам освоиться на о.Буяне и не быть сожранными хмырями в недрах Безымянного подвала:

  • ТИБИДОХСКИЙ ПРОФСОЮЗНЫЙ КОМИТЕТ
    Cо всеми возникшими вопросами можете обращаться к сим чародеям.
    Лера
    Валерия Бейбарсова
    Обладательница титула Мисс Черная Подводка, предводительница народного восстания и идейный вдохновитель волшебного мира.
    Юля
    Юлианна Могилова
    Гремучая смесь эмоционального характера с врожденной способностью к интуитивной магии, она же разбойница из Арапса по прозвищу Берта Череп.
    Егун
    Евгений Ягунов
    Достойный представитель рода Ягунчиковых, он же язык без костей, он же неугомонный играющий комментатор и все комментирующий игрок, капитан сборной Тибидохса по драконболу и свой в доску парень.
    Баюн
    Баюн Котофеевич
    Всеведущее недремлющее око, великолепный сочинитель и рассказчик, игровых дел мастер по совместительству.


    СРОЧНЫЙ МАГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК
    Жители всего магического мира с нетерпением ждут возвращения этих волшебников!
    МагцияМагцияНужные персонажиХотим видеть

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ИСЧЕЗАЮЩИЙ ЭТАЖ » Заставь Милену богу молиться [09-10.08.2031 г.]


Заставь Милену богу молиться [09-10.08.2031 г.]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.pinimg.com/originals/a8/10/23/a81023dcd9c9fb96b88b6a755d130e89.gif
«В этом-то вся и проблема!»
ЗАСТАВЬ МИЛЕНУ БОГУ МОЛИТЬСЯ

♦ Действующие лица: несравненные Милена Черноморова и Валерия Бейбарсова

♦ Дата и место действия: 9-10 августа 2031 г., преимущественно Лысая Гора, эпизодически Тибидохс

Описание:
Вселенной в очередной раз стало скучно. А ничто не развлекает эту капризную особу, как не замес с участием Милены и Валерии.
Работая над очередным зельем, которое ей никак не нужно, но вот очень прям хочется, Милена терпит провал. Нужного ингредиента нет, а достать его можно на Лысой Горе. Магичка немедленно отправляется в магический город, где и встречает свою старую знакомую Валерию Бейбарсову в таверне в компании - кого бы вы могли подумать? - да-да, его самого: профессора Клоппа. Милена уговаривает помочь Бейбарсову найти то, что ей нужно, - и девушки отправляются на поиски ингредиента, параллельно попадая в неприятности, ибо ради этого Вселенная их и свела вместе.

Отредактировано Милена Черноморова (2018-04-16 14:24:55)

+2

2

Спешащий на занятие к Зубодерихе второкурсник не сразу понял, что заставило его убавить шаг, а затем и вовсе остановиться. Когда он понял причину, то не сразу в нее поверил: из приоткрытой двери раздавались рыдания Милены Сарданапаловны, магистра светлой магии. Потянув слегка дверь на себя, мальчик увидел, как девушка, обычно собранная на своих занятиях, валяется у стола с котлом, размазывая слезы и сопли по лицу ладонью. Она что-то бормотала, глотая слова. Можно было скорее догадаться, чем разобрать, что Милена явственно кого-то проклинала. Девушка пыталась подняться, слепо хватаясь за столешницу, но рука постоянно соскальзывала - и Милена мешком сваливалась вниз, захлебываясь в новом приступе рыданий пополам с хриплым смехом. Смеяться (точнее, истерически ржать) Милена начала только сейчас, приводя второкурсника в тихий ужас: Древнир знает, что с ней, вдруг вирус какой магический? А ну его свалит, раз магистр, дочь Черноморовых, представляет из  себя больше человеческий мусор, нежели серьезного мага.
-- Милена Сарданапаловна, Вам помочь? - обратился второкурсник с девушке. Он старался держаться на достаточном расстоянии, потому говорил достаточно громко, чтобы Милена его услышала.
Ответом ему были мокрые заливания, прерываемые смехом. Черноморова отняла ладони от мокрого лица, поднимая красные от слёз глаза, и хрипло прорыдала:
-- З-зови Яг-ге!..
***
Когда Черноморова пришла в себя, она увидела, как Ягге что-то подсовывает ей под нос, заставляя вдыхать дым тлеющих комочков травы. Милс поморщилась (в голову мгновенно пришли ассоциации с тлеющим гарпьим пометом) и отвернулась. Ягге хмыкнула, убрала руку и откинулась на спинку стула.
-- Отошла? - тихо спросила она.
-- Угу, - промычала Милс, тяжело отползая к ножке стола, чтобы опереться спиной.
Она не помнила, когда в последний раз у нее так болело лицо. Глаза щипало от слез, лицо было мокрым. Дыхание периодически прерывалось неровным всхлипом, заставляя грудную клетку ходить ходуном. И пусть Милс больше не рыдала, но лицо так и застыло маской глупого счастья: губы постоянно расползались в улыбке, глаза были широко раскрыты. Могло бы показаться, что Черноморова выиграла джекпот всей своей жизни. Только вот гримаса была явно вымученной, застывшей, отчего казалось, что девушка носит маску.
-- Все экспериментируешь? - Ягге уже раскурила свою вишневую трубочку, пуская кольца дыма в сторону.
-- Это. Всё. Клопп! - прорычала Милс вместо ответа, агрессивно тыкая рукой в сторону, где предположительно мог оказаться профессор темной магии.
Ягге лишь хмыкнула, поправляя легким движением руки юбку. Обвинения в сторону Зигмунда стали для Милены своеобразной мантрой, спутником всех ее экспериментов касательно зелий, да и в целом просто приятным занятием и отдушиной. Она понимала, что вины его в ее проколе нет, но хмыря лысого гордая магичка признает свой косяк. Ягге посмотрела на Милс как на маленькую девочку. Черноморова лишь стиснула сильнее зубы, стараясь подавить улыбку.
-- Русалочья. Слеза, - прошипела Милс. - Пресноводная. А оказалось, что нужна океанская.
Милена рывком поднялась, пинком отправляя под  стол черпак, но промахнулась. Черпак лишь обиженно звякнул, царапая поверхностью каменный пол.
-- Терпеть не могу все эти дневники великих гениев магии! Часть рецепта записывают, а часть держат в голове, то ли забывая записать, то ли считая, что последователи должны догадаться, то ли… Тьфу ты!
Ягге спокойно следила, как бесновалась Милена. Черноморова поливала грязью великие умы, параллельно собирая разбросанные предметы, ингредиенты и прочий мусор, который валялся еще до ее прихода. Монотонная работа расслабляла Черноморову, отчего в конечном счете светлая лишь устало выдохнула сквозь зубы.
-- Ну вот откуда мне было знать, какая именно слеза? - обратилась Милс не то к себе, не то к Ягге. - В дневниках просто было помечено “слеза русалки”. На полях! Да еще и подчеркнуто пару раз. Так книгу эту я у Поклепыча взяла! Я и решила сдуру, мол, рука у него дрогнула, выделил себе не задумываясь.
Последним Милс погрузила на стол котел, в котором давеча пыталась сварить зелье, способное помочь образовать небольшую временную петлю. Милена обожала творить никому не упавшие рядом заклинания, комбинируя их и составляя всякие многоуровневые заклятия и проклятия, по большей части относящиеся к боевой магии. Неудавшийся эксперимент никак не отразился на емкости, а вот окружающие предметы явно страдали излишней заляпанностью. Милена вздохнула: переставлять предметы с места на место дело одно, а вот ползать Золушкой по полу, оттирая слизь, совсем другое. Девушка вскинула слегка трясущуюся руку и устало произнесла:
-- Чистус трубочистус!
Зеленая вспышка осветила помещение - и вот уже стены, пол, мебель светятся чистотой и свежестью. Даже в операционной не было так чисто, как здесь. Только магический котел упорно оставался таким же противным и склизким на вид, как и раньше. Казалось, что он стал еще более грязным, впитая в себя хорошую дозу магии и негативной энергией, волнами шедшей от светлой. Милене пришло на ум, что котел-то Клоппа, а его котлы, как известно, обладают собственным нравом, достойным своего хозяина. Не исключено, что это мог оказаться какой-нибудь проклятый котел с задатками вампиризма.
Ягге заметила, как неприятно исказилось и без того перекошеное лицо Черноморовой, и осуждающе зацокала языком:
-- Ух, ещё и светлая, а такие мысли пускаешь в свое сердце! - она покачала головой. - Неужели ты и правда думаешь, что ему больше заняться нечем, кроме как тебе пакостить? Ржевского и так хватает.
Милена пристыженно опустила голову и отвернулась. Конечно, Ягге права. И Милена знает это. Но ничего с собой поделать не может. Идею немедленно побежать на крышу разбираться с профессором она окрестила идиотской и отложила до лучших времен. Тем более, что заклятие начало спадать. и Милена почувствовала, как ее лицо медленно расслабляется. Лицевые мышцы мгновенно заныли, заставляя Милс мучительно застонать, разминая лицо руками. Ягге щелкнула пальцами, материализуя на столе небольшую баночку с мазью. Милена указала взглядом, затем пальцем на баночку, а потом перевела на свое лицо. Ягге молча кивнула, поднялась и вышла из лаборатории, оставляя Черноморову на едине с собой.
-- Спасибо, - поблагодарила ее вслед светлая. Ягге махнула рукой, принимая благодарность и исчезла.
Милена повернулась к столу, взяла в руки баночку. Открутив крышку, она немедленно понюхала содержимое. Мазь как мазь, ничего подозрительного. Даже приятно мятой пахнет. Девушка колупнула указательным пальцем немного содержимого и размяла в пальцах. Затем отставила в сторону баночку и начала усердно растирать мазь на лице. Кожа и мышцы немедленно отдались благодарностью, принимая прохладу как благодарность.
Спустя несколько минут, Черноморова вновь нависла над дневником с рецептом. Итак, первая попытка не удалась. Но у кого всё выходит с первого раза? Это лишь раззадорило светлую ещё больше. Хмыря лысого она вот так всё оставит. Она, если надо, будет часами летать над океаном, призывая русалок и доводя их до истерик, лишь бы раздобыть эту злосчастную слезу! Милена почувствовала, как внутри растет азарт, распускаясь ярким и ослепляющим цветком одержимости. И пусть это зелье будет стоять на полке столетиями, но она его сделает. И сделает в ближайшее время.
Черноморова захлопнула книгу, беря ее с собой, собрала в сумку те немногочисленные ингредиенты, что остались после первого раза, и спешно покинула кабинет. Конечно, можно полетать над океаном, а можно зайти в магазин на Лысой Горе и купить. Второй вариант устраивал светлую больше. Тем более, что ей стоило проветрить голову.

+2

3

-Ты уже делал это раньше?
-Я думаю, что до омоложения делал это много раз.
-А после омоложения, значит, нет?
-Нет.
-То есть ты не знаешь, как это делается?
-Я прочитал практическое руководство.
Лера обреченно вздохнула, переводя взгляд с ясного голубого неба на своего руководителя магспирантуры. Профессор Клопп сидел в центре залитой солнцем поляны, густо заросшей мятником. На земле, в пределах досягаемости Зигмунда, полукругом были разложены несколько толстых справочников, десяток старых топографических карт и дюжина поисковых талисманов. Последние полчаса декан темного отделения внимательно изучал припасенные книги и производил сложные вычисления, после чего сверялся с картами и записывал результаты в лежащий на коленях пергамент. Приблизившись к профессору сзади, Бейбарсова осторожно заглянула ему через плечо. Длинная вереница многомерных математических символов из разделов высшей прикладной магии, покрывавшая каждый сантиметр пергамента, подтвердила Лерины опасения. Они заблудились.
Как им удалось заблудиться, телепортируя в заранее определенное место, для самой Вел оставалось загадкой. Тем более что транспространственным переносом занимался лично профессор Клопп, а не его нерадивая ученица, страдающая тяжелой формой пространственного слабоумия.
Очевидно, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо быть как минимум доктором черной магии, - ухмыльнувшись, ехидно подумала Лера.
В этот самый момент вышеупомянутый доктор нервно заерзал на месте и, ссутулившись еще сильнее, попытался закрыть пергамент с вычислениями от осуждающего взгляда магспирантки. Обернувшись, Зигмунд хмуро посмотрел на ведьму.
-Пойди-ка ты лучше прогуляйся.
-Куда ты мне тут пойти предлагаешь?! – развела руками Лера, указывая на окружавшие поляну леса и болота. Мало того, что шататься в одиночку по лесу для ведьмы в принципе было крайне сомнительным развлечением, так еще и росшие в лесах деревья были абсолютно одинаковы для несведущего Бейбарсовского взгляда. С тем же успехом, декан темного отделения мог попросить ее пойти и потеряться.
-Я же сказал, прогуляться, - возвращаясь к картам и талисманам, ответил Клопп, -Заодно и дорогу можешь спросить.
-У кого? У дятла?! – кивнув головой в сторону сосен, откуда доносилось ритмичное постукивание, съязвила Лера.
-Можно и у дятла, - легко согласился профессор, - Хотя лично я бы на твоем месте поискал журавля или скворца, они относятся к перелетным птицам, в то время как дятел…
По мере того, как Зигмунд углублялся в расчеты, паузы в предложениях становились все длиннее, а сама речь все тише и неразборчивей, пока Клопп не замолчал окончательно, целиком погрузившись в вычерчивание восьмимерной модели пространства прямо поверх собственных вычислений.
-В то время как дятел…? - подсказала Лера, прерывая затянувшееся молчание. Профессор ничего не ответил, слишком увлеченный своей работой, но принялся чертить с удвоенной скоростью. Спустя несколько минут напряженной тишины, за которые Лера успела достать и захомячить припрятанные в кармашке печеньки, Клопп отложил пергамент и удовлетворенно потянулся, разминая затекшие плечи.
-В то время как дятел относится к оседлым птицам и зимует по месту своего постоянного обитания, - как ни в чем не бывало, окончил прерванную речь Зигмунд.
-Круто! – иронично восхитилась Бейбарсова, - Это было очень познавательно!
-Да, а знаешь, что еще круто? Я вычислил, где мы находимся! И согласно моим расчетам, нам надо туда! – обрадовано указав в направлении спуска с холма, профессор принялся спешно собирать свои пожитки в сумку. Лера не двинулась с места.
-Полчаса назад ты говорил, что нам туда, - ведьма кивнула головой в сторону соснового леса, - а еще час назад, ты убеждал меня, что нам туда, - снова кивок, на сей раз в сторону болот.
-На этот раз, я совершенно точно уверен…
-Полчаса назад ты говорил тоже самое, - невозмутимо перебила профессора Лера.
-Да, я ошибся в своих последних расчетах, а все потому что первоначально не учел коэффициент погрешности косвенных невоспроизводимых измерений, но я все пересчитал и теперь с уверенностью могу сказать, что нам туда, - Клопп снова указал в направлении пологого склона.
-Ладно, - вздохнула ведьма, - Поверю тебе на слово. Надеюсь, что девичья фамилия твоей матери была не Сусанина, - не удержавшись, съязвила Лера, помогая декану собирать книги.
-Надеюсь, что твой натуральный цвет волос не золотистый блонд, - не остался в долгу Зигмунд.
-Ха-ха, -мрачно буркнула темная, - Если на то пошло, я вообще не понимаю, что мы здесь… Где мы, кстати?
-Если мои расчеты верны, - осторожно начал Зигмунд. Лера одарила его мрачнейшим взглядом после которого, попавших на глаза Бейбарсовой полагалось выносить вперед ногами. Клопп же невозмутимо продолжил:
-Если мои расчеты верны, мы находимся в ста километрах к северу от Лысой Горы,- профессор на секунду замолчал, внимательно глядя на солнце, после чего предусмотрительно добавил, - плюс-минус пять миль. И если ты забыла, то мы здесь ищем среброшерстного зубра, чтобы собрать его пот, чтобы я мог приготовить эфирный эликсир.
-Это я как раз таки помню, я не понимаю другое: зачем мы ищем здесь этого зубра, если его пот можно просто купить в магвазине?
-Тебе надо – ты и покупай! А от меня эти прощелыги с Лысой Горы ни единой зеленой мозоли не получат! Хорошо еще, если просто просроченный пот загонят или водички в пузырек нальют. Так ведь  могут же еще и пот самки зубра подсунуть, а ты сама знаешь, что от него толку никакого, с таким же успехом можно самому над котлом потеть, - принялся ворчать Зигмунд.
Богатое воображение живо изобразило в Лериной голове профессора Клоппа, старательно потеющего над кипящим котлом. Время от времени воображаемый Зигмунд протирал лоб ажурным платочком, из которого потом выжимал влагу прямиком в дымящееся чрево котла. Вел попыталась подавить улыбку, но особого успеха на этом поприще не добилась. С глупой усмешкой на лице темная послушно плелась следом за профессором, без конца сетовавшим на полное отсутствие совести у современных лысегорских барышников. Так под монотонное бормотание Зигмунда, они спустились по пологому склону холма, на вершине которого осталась солнечная поляна, перебрались через неглубокий овраг и практически с боем продрались через заросли орешника на относительно равнинную местность. Спустя минут двадцать бодрой прогулки по лесу начинающие зоомагологи вышли на небольшую прогалину, с противоположной стороны которой, словно подарок судьбы, неподвижно стоял огромный среброшерстный зубр, в солнечном свете казавшийся почти белым. Серебряные шерстинки сверкали и переливались, отражая солнечные лучики, отчего вся фигура животного приобретала призрачный полупрозрачный вид. Лера даже на мгновение подумала, что зубр ей привиделся и вот-вот с  характерным сухим хлопком исчезнет прямо у ведьмы из-под носа. Бейбарсова на всякий случай медленно моргнула, но сверкающая быкообразная туша осталась на месте, флегматично дожевывая какой-то редкий вид травы.
-Пришли, - зачем-то сообщил доктор.
-Наконец-то, - отозвалась темная, с интересом осматривая столь редкого представителя магической фауны. На Буяне они не водились, да и по Лысой Горе, прямо скажем, стадом не бегали. Так что вживую среброшерстного зубра Лере доводилось видеть впервые, и девушка старалась извлечь из этого опыта максимум пользы.
- Нам повезло, - после минутного осмотра усмехнулась магспирантка, - это самец, прям как ты и заказывал!
Зигмунд на провокацию волшебницы не поддался, продолжив методично выкладывать из своей сумки пустые баночки, скляночки и флакончики, предназначенные для сбора драгоценного ингредиента.
-И как мы заставим его потеть?  - продолжала жизнерадостно тараторить ведьма, - Может, заклинанием создадим вокруг зубра вакуум и пальнем в него прыгулис-дражалисом? Или просто заставим носиться по лесу, пока пар из ушей не пойдет?
-К твоему сведению, среброшерстные зубры потеют только когда злятся, - величественно растягивая слова, ответил Клопп, - Ты разве не знала?
-Конечно, знала! Только вчера с Ягуновым за ужином обсуждали пятьсот способов разозлить среброшерстного зубра, - закатила глаза Лера и тут же притворно озадачилась, - Или это были пятьсот способов довести Поклепа?!
-Всего пятьсот? Ты меня удивила. Я-то был уверен, что твой друг может, не задумываясь, назвать не меньше тысячи способов взбесить Поклепа Поклепыча, - усмехнулся Клопп.
-И больше тысячи, в случае необходимости. У Евгеши прирожденный талант в этом деле, даже жаль, что его сейчас здесь нет, - немного помолчав, девушка беззаботно пожала плечами, -  Так как нам разозлить это парнокопытное?
Темная перевела взгляд на подозрительно притихшего профессора и мысленно застонала, заметив довольно поблескивающие хитростью глаза. Профессор Клопп, очевидно, давно ожидавший Лериного вопроса и заранее предвкушавший удовольствие от собственного ответа, так и светился неприкрытым злорадством.
-Не нам, а тебе! – торжествующе осклабился Зигмунд, поудобнее устраиваясь в тени старого раскидистого вяза. Не сказать, чтобы его ответ так уж сильно удивил магспирантку. На самом деле в глубине души, Лера примерно так все себе и представляла, когда руководитель пригласил ее на «полевую практику по сбору ингредиентов для зелий». Ключевое слово в этом предложении было «практика», недвусмысленно намекавшее на то, что ведьме предстоит ползать на четвереньках по болотам в поисках каких-то редких корешков, проваливаться  в кроличьи норы и разорять гнезда гарпий под пронзительные вопли самих гарпий. Так что в каком-то смысле Лерины надежды оправдались. По крайней мере, на фоне ее представлений о практике, перспектива доводить до бешенства рогатую животину весом немногим меньше тонны была, мягко говоря, терпимой. А для такого опытного драконболиста как Лера это и вовсе казалось детской забавой. Не вступая в пререкания, дабы не доставлять Клоппу дополнительного удовольствия, Бейбарсова решительного шагнула к зубру и сразу же взяла быка за рога.

***
Лера остановилась перед окнами таверны «Гнилая луковица», что находилась на окраине Лысой Горы. В грязном окне питейного заведения отражалась хмурая ведьма со спутанной копной темных волос, торчавших во все стороны. Одежда на ней была под стать шевелюре: сквозь дыры в штанах просвечивали худые исцарапанные коленки, а левый рукав куртки и вовсе держался на волшебном слове. И это все притом, что, отправляясь на практику с Клоппом, девушка предусмотрительно надела старый драконбольный комбинезон, отличавшийся повышенной прочностью к механическим и температурным воздействиям. И костюм и сама волшебница от головы до пят пребывали в состоянии крайней запыленности с живописными вкраплениями намертво засохшей грязи. Неудивительно, что встречные мертвяки не проявляли к студентке никакого интереса, явно по ошибке принимая ее за одну из своих сородичей. Впрочем, винить их было трудно. Вглядываясь сейчас в собственное отражение даже Лера признавала свое сходство с недавно откопавшимся оживленцем.
-Все не так уж и плохо, - рядом с потрепанной магспиранткой материализовалась довольная физиономия Клоппа, - Во всяком случае, могло быть и хуже.
Бейбарсова перевела угрюмый взгляд с окна на своего руководителя магспирантуры. Профессор Клопп, в противоположность своей ученице, излучал бодрость, оптимизм и полное удовлетворение жизнью. Лера смотрела на Зигмунда, а видела перед собой счастливого мелкого карапуза, выходящего из детского магазина в обнимку с новой дорогущей игрушкой, на приобретение которой он пару минут назад развел сердобольную мамашу. Девушка преподавательского восторга не разделяла.
-Конечно, могло! Например, если бы я отрабатывала практику в Тартаре, - съязвила Лера.
-Ты опять вспомнила про зубра? Да забудь ты о нем уже, - взмолился доктор черной магии, направляясь ко входу в таверну.
Ведьма страдальчески застонала. Она бы и рада была забыть про этого несчастного зубра. Честно говоря, она про него уже почти забыла, пока Зигмунд любезно не напомнил. За прошедшие два часа с момента встречи и последовавшего за ним близкого знакомства, Лера с профессором узнали много новых интересных фактов об эмоциональном устройстве среброшерстных зубров. Например, они подтвердили свои первоначальные наблюдение о повышенной флегматичности данных существ. Попавшийся им зубр остался возмутительно безразличен ко всем Лериным попыткам вывести его из эмоционального равновесия. Ни применение грубой физической силы, ни словесные угрозы и оскорбления, даже с упоминанием зубровой матери, не увенчались успехом. Не заинтересовала его и попытка ведьмы притвориться самкой среброшерстного зубра, наложив на себя морок, из чего Клопп сделал поспешный вывод, что у зубра неважное зрение и отменный нюх.  Лера же грешила на качество морока. Самку зубра она видела только на страницах учебника, да и то на далеком втором курсе, так что за достоверность магического слепка она не ручалась. Существовала также малая вероятность того, что изображенная Лерой самка просто не пришлась подопытному зубру по вкусу. Может быть, он предпочитал зубрих с длинной шерстью, или ровными рожками, или копытами постройнее, мало ли какие извращения обитали в этой котлообразной бычьей башке. Промаявшись подобными глупостями добрых два часа, за которые любое другое существо уже изошло бы от бешенства ядовитой слюной, Лера испытала нечто вроде творческого кризиса. Опираясь спиной на массивную тушу животного, Бейбарсова принялась напевать популярные лысегорские песенки, попутно прикидывая, что же ей делать дальше.  Вот тут как раз зубра и накрыло. Декан темного отделения так и не смог с уверенностью сказать, что именно так разозлило этого непробиваемого доселе товарища. Не то среброшерстные зубры помимо отменного обоняния обладали также прекрасным музыкальным слухом, не то у данного конкретного индивидуума имелась иррациональная антипатия к репертуару Параскевы Горлопановой, но факт оставался фактом: темная едва успела унести ноги от  разъяренного парнокопытного. По словам очевидца, ведьма в мгновение ока оказалась на вершине толстой старой сосны, откуда с осторожным интересом наблюдала за рассерженным зубром. Лере же время прошедшее с момента начала преследования до того как она оказалась в безопасности показалось маленькой вечностью, за которую они с зубром успели повалить две сосны, вытоптать солидный участок редкого синего мха и громкими воплями спугнуть стаю диких карликовых грифонов. К тому же, карабкаясь на дерево, магспирантка как-то  умудрилась разодрать форменный комбинезон, до нее имевший репутацию «неубиваемого». Единственным, кто был счастлив в сложившейся ситуации, оставался профессор Клопп. Ну, еще бы, ему-то теперь запасов пота среброшерстного зубра на две жизни хватит и еще останется, что продать в чудонете!
От некстати накативших воспоминаний Леру аж передернуло. Зигмунд, галантно придерживающий двери в таверну, кивнул подопечной, приглашая войти первой.
-Пойдем, я угощаю, - примирительно сказал Клопп.
Темная снова критично осмотрела свое отражение, посмотрела на профессора и, махнув на все рукой, направилась внутрь. Проходя мимо двери, Бейбарсова зацепилась за ручку махровым корнем червец-травы. Корешок они с Зигмундом приметили уже на самой Лысой Горе и титаническими общими усилиями вытащили буквально из-под земли, прежде чем своенравная травка успела скрыться и уползти в другое место. В блаженном порыве нечеловеческой щедрости, профессор Клопп милостиво позволил ведьме оставить корень себе и теперь Лера носила его в качестве боевого трофея, привязав компактно свернутое в кольцо двухсаженное корневище к поясу. С негромким ворчанием отцепившись от дверной ручки, Лера наконец-то попала в таверну. Бегло изучив внутреннее убранство «Гнилой луковицы», девушка заняла угловой столик возле окна, неожиданно освободившийся при ее приближении. Усевшийся напротив ученицы Клопп ехидно хихикнул, глядя вслед только что сбежавшим из-за стола юным магвочкам. Сами магвочки смотрели на преподавателя как на сумасшедшего, среди бела дня разгуливающего под руку с нежитью. Хотя будь они лично знакомы с Клоппом, сбежали бы гораздо быстрее и совсем по другой причине.
-Кажется, они тоже приняли тебя за мертвяка.
Псевдомертвячка, вальяжно развалившись на стуле, лишь беззаботно пожала плечами.
-Странно, но мне это начинает нравиться.
Больше она ничего сказать не успела, потому что к их столику осторожно приблизилась худенькая официантка и, подозрительно косясь в Лерину сторону, обратилась к ее руководителю.
-Что будете заказывать?
-Я буду черничный пирог и пинту имбирного эля, - сказала декану ведьма, взаимно игнорируя зеленоволосое недоразумение, выдаваемое хозяином таверны за официантку. Как профессор пересказывал магвочке Лерин заказ, и что заказывал он сам, девушка не слушала, хотя заказ, судя по удивленно округлявшимся глазам официантки, был впечатляющим. Нет, Бейбарсова была занята тем, что любопытно озиралась по сторонам, с удовольствием показывая язык таким же любопытным посетителям. Не успела магспирантка смертельно оскорбить своим поведением старого черного мага в бархатной шляпе, сидевшего через два столика от них, как дверь в заведение снова открылась, пропуская внутрь порыв свежего воздуха и Милену Черноморову. Зигмунд, сидевший спиной к двери и ничего не заметивший, очевидно вспомнив свою прежнюю жизнь, продолжал диктовать официантке заказ, педантично называя все знаки препинания, пробелы и заглавные буквы. 
-Точка. С новой строки, заглавная буква. Пряная вепрятина с ежевичным соусом...
-Ты посмотри, кого гарпия на хвосте принесла! – радостно воскликнула Лера и, приподнявшись на стуле, активно замахала руками, привлекая внимание светлой.
-Эй, Черномор! Дуй, давай, к нам!

+1


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ИСЧЕЗАЮЩИЙ ЭТАЖ » Заставь Милену богу молиться [09-10.08.2031 г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC