ТИБИДОХСКИЙ ПРОФСОЮЗНЫЙ КОМИТЕТ
Cо всеми возникшими вопросами можете обращаться к сим чародеям.
Лера
Валерия Бейбарсова
Обладательница титула Мисс Черная Подводка, предводительница народного восстания и идейный вдохновитель волшебного мира.
Юля
Юлианна Могилова
Гремучая смесь эмоционального характера с врожденной способностью к интуитивной магии, она же разбойница из Арапса по прозвищу Берта Череп.
Егун
Евгений Ягунов
Достойный представитель рода Ягунчиковых, он же язык без костей, он же неугомонный играющий комментатор и все комментирующий игрок, капитан сборной Тибидохса по драконболу и свой в доску парень.
Баюн
Баюн Котофеевич
Всеведущее недремлющее око, великолепный сочинитель и рассказчик, игровых дел мастер по совместительству.


СРОЧНЫЙ МАГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК
Жители всего магического мира с нетерпением ждут возвращения этих волшебников!
МагцияМагцияНужные персонажи

Доброго здоровьечка, многоуважаемые маги, магвочки и магессы!
От лица белых и черных магов, мы рады приветствовать Вас в школе магии для трудновоспитуемых волшебников Тибидохс, расположенной в море-океане на о.Буяне. Припаркуйте свой пылесос возле подъемного моста и поскорее проходите в Зал Двух Стихий, пока двое из ларца не раздали все скатерти-самобранки.
Для Вашего удобства предусмотрительный Поклеп Поклепыч раздобыл в Тибидохском музее волшебный путеводный клубочек, который поможет вам освоиться на о.Буяне и не быть сожранными хмырями в недрах Безымянного подвала:


Вниз страницы

Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ИСЧЕЗАЮЩИЙ ЭТАЖ » Почему нельзя воровать у Клоппа [24.08.2029 г.]


Почему нельзя воровать у Клоппа [24.08.2029 г.]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s9.uploads.ru/d/uXYOl.gif
«Пегасиха – если кто забыл, это такая лошадка с крылышками, на которой поэты летают за водкой!»
ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ ВОРОВАТЬ У КЛОППА

♦ Действующие лица: Акварель Поклеповна, Офелия Багрова, Милена Черноморова, Валерия Бейбарсова;

♦ Дата и место действия: август 2029 г., общая гостиная Жилого этажа;

Описание:

Заканчиваются последние летние дни, так что ученики, вернувшиеся в Тибидохс раньше остальных не хотят упустить возможность хорошенько повеселиться напоследок, прежде чем засесть догрызать гранит науки. В общей гостиной Жилого этажа стихийно собирается разношерстная компания магспирантов, объединенных общим желанием хорошо провести время. А вот во что выльется это желание, время покажет.

0

2

В общую гостиную вошла девушка в очень коротком и очень свободном, совсем не приталенном сарафане, нисколько не подчеркивающем фигуру. Дополняли его растоптанные розовые шлёпанцы, в которых, помимо бани и бассеина, ходили разве что кондукторы и технички всех мастей. Полное отсутствие каких бы то ни было украшений – на шее девицы болтался только магический амулет на каком-то истертом замшевом шнурке. Длинные волосы были распущены и неряшливой волной стекали до поясницы. Чтобы они красиво вились, достаточно было просто расчесать их сырыми, но Акве обычно было это до фени, так как намокать приходилось постоянно, и заботиться о том, как лягут высохшие волосы, делом было занудным и неблагодарным. Впрочем, никогда этот вопрос Акварель и не волновал. Какой-то чуть отстранённый вид её, когда она не разговаривала и не была сосредоточена на какой-нибудь мысли(не слишком частое явление) говорил о том, что одевается она вообще чисто ради соблюдения приличий(сарафан) и своего мало-мальского комфорта(шлёпанцы), как и делает вообще всё остальное, связанное с внешним видом. К груди она прижимала жирную жабу.
- Лерусь, наколдуй вазон с широким горлышком, а? И с ручкой поболе. – с порога попросила Аква.
За витражными бойницами догорал день, и жара, наконец-то, начинала спадать. Теперь хотелось хоть немного шевелиться, а не куском мяса лежать где-нибудь в тени и мотать время до вечера. Усвистать в тенистый лес в прохладу озера или какого-никакого болотца у Акварели не вышло - Ягге запрягла на инвентаризацию магпункта. Весь Тибидохс плавно начинал подготовку к новому учебному году: шуршали свитками Зуби и Горгонова, сваливая переписку свитков попроще на магспирантов своих кафедр, Сарданапал изучал выпущенный единый Новый Магообразовательный Стандарт и кусал зелёный ус. Поклёп уже третьи сутки куковал в подвалах, колдовал,ругался, топал ногами и носу не казал даже к Милюле. Был ещё отчего-то очень зол на Абдуллу, но в папенькино дребезжанье Аква сильно не вдавалась, и потому о их конфликте не знала ровным счётом ничего.  Обычно она его просто обнимала, когда его начинало штормить. Выглядело это обычно несколько забавно, ибо приёмная дочь была очень высокой, и папа ростом был ей примерно по плечо.
Увиливали от всеобщего шевеления «во имя благих целей» кто как мог, ведь от каникул и так остался малюсенький огрызок, и до планомерного скрипения перьями в кабинетах оставалось всего-ничего, а так хотелось отдаться блаженному безделию!.. У Черноморовой вот не вышло. Ей Клопп поручил перебрать архив изъятого им самим же ещё в те времена, когда не откушал молодильного яблочка и сморчковал, отбирая у учащихся буквально всё прикупленное на Лысой Горе. В рыжей шевелюре Милс ещё осталась парочка незамеченных пепелинок, а глаза были красными и чуть слезились. На её взгляд, день она провела совершенно бездарно, начать он поручил с вещиц попроще, и в основном с того, что он хоть мельком, но когда-то проглядывал сам – об этом можно было судить по мудрёной системе разноцветных бумажек с мелкими труднорасшифровываемыми закорючками. В итоге то, что перебирала Милс, действительно оказалось пустяками, лишь пару раз в пузырьках с «приворотными зельями» оказались весьма вредоносные жидкости и кислоты, а мелкий чёртик-сувенир, бывший подставкой для пера, пустился в пляс, а при попытке усмирить его неслабо рванул. Но подобного рода неклассифицированных богатств у Клоппа было много, и надо было с этим наследием чего-то делать, а точнее, классифицировать, нейтрализовать и утилизовать, так что пара «весёлых» деньков ей была ещё точно гарантирована. Аква же была несколько свободней, так как  её обучение уже закончилось, и вся её занятость почти всегда зависела только от пациентов. Так что когда и неделями ваньку валяла, а когда и(после драконбольных матчей, например) сутками не спать приходилось. Но дело было в общелетнем, августовском настроении, и делать ничего не хотелось совершенно. Даже перебирать пряные пахучие травы.
Но все дела, наконец-то, у многих были закончены, и в Общую гостиную начал стекаться народ. Там Аква и нашла Леру на диванчике, что-то черкающую в блокноте и кисловатую Милс. Сильно ворочать головой Аква не стала, а просто плюхнулась на пол Лере в ноги и полуприкрыла глаза, прислонив голову к её колену.
- Привет! – Аква задрала голову и улыбнулась перевернутой Лере своей фирменной широкой щербатой улыбкой.

+2

3

Лето подходило к концу. Оно оказалось весьма веселым для семейства Багровых в целом. Где-то в подмосковных лесах образовалась воронка, куда стекалось бешеное количество нечисти. Которая пугала любителей лесных походов и ранних грибников. И разумеется, свет не придумал ничего лучше, как отправить туда Багровых. В результате всей четверкой им пришлось путешествовать сначала до лесу, потом по лесу и все это сопровождалось попытками выловить нечисть, которая ныкалась как могла, учуяв магическую силу. Еще хорошо, что Ральф несся по следу как угорелый. От него ни одна тушка нечистая не ушла бы. А псу все равно хоть бы хны. Вроде уже сколько лет живет, а ни одна хворь его так и не взяла. А ведь он старше Фильки. В общем природа и увлекательная программа съели у самой Офелии хорошую часть лета. Другую часть лета пожрала учеба. Просто потому, что кроме работы, которую ей сулила Зуби, была еще сестра, которая поступала в магспирантуру и ей требовалась помощь. Хотя на взгляд самой Фил, сестре нужен был только пинок. Потому что идиотов в их семье не водится. Только лентяи и философы. Но она честно делала вид, что помогает. В перерывах между наведением порядка в рабочем столе Зуби. Потому что сама она только посмеивалась и утверждала, что труд облагораживает. Даже светлых магов. Багрова же подводила глаза к небу и удивлялась как она могла поверить, что этой женщине не чуждо понимание. В варианте Оф, понимание должно было обозначать, что они тихо вместе сливают лишнюю информацию, потом импровизируют. И все это всего лишь по несколько часов в день. А потом Лия, как порядочная девочка тихо валит из замка и не показывается никому до самого вечера. Это время девушка как раз планировала провести где-нибудь на побережье, кидая камушки и рисуя на песке что-то очень невнятное. Можно было захватить даже что-нибудь из той стопки книг, которая ждала ее очередного книжного запоя. Но нет. Понимание ей не грозило и поэтому она сидела и чертила закорючки, которые зачем-то понадобились Зуби. Видимо решила, что молодое поколение магов надо тренировать не только физически и морально, но и привлекать их к монотонному труду, так как магического ксерокса так никто и не изобрел. В общем прогулки у моря происходили чаще всего по ночам. Хорошо еще, что Зуби не была совсем монстром и не заставляла собственную же помощницу торчать в кабинете с самого утра. А то была бы совсем тоска. Нынче же с женщиной вообще происходило что-то невообразимое. Кажется, ее укусила муха романтики. Хотя возможно просто ее муж поспособствовал тому, чтобы Филя не торчала в кабинете до вечера. Филя вообще испытывала по-настоящему нежные чувства к этому человеку. Магии нет, зато постоянно ее защищает. При этом относится к ней скорее, как к дочери, чем как вообще к ученице. Ради этого она даже готова терпеть, что он ее называет только полным именем. И сегодня был явно замечательный день, чтобы вспомнить об этом человеке. Зуби опять читала стихи. Вслух. И совершенно не следила за работой. А потом и вовсе заявила, что дело молодое, пусть девочка погуляет. Моментальные запуки дескать не убегут. А у них сейчас самое время гулять, влюбляться, проявлять чуйства. Причем слово чувства она произнесла именно как "чуйства". Отчего у Фили зародились какие-то странные ассоциации. Однако она была уже отпущена и сидеть не видела смысла. Дело было уже к вечеру и Ли задумалась не взять ли книгу и свалить, но потом вспомнила, что подруги да знакомые вроде как собирались сегодня устраивать сабантуйчик в честь этого безумного лета. А там уж кто успел, тот успел. И самое ужасное, что Оф похоже успевала. Хотя у нее были сомнения стоит ли тащиться. Но мысль о том, что можно будет выпить, производила на нее некоторое благотворное влияние. И она все-таки отправилась в гостиную, предварительно закинув сумку с пергаментами в комнату. Можно было еще переодеться, но колдунья махнула на это рукой. Впрочем, когда она явилась, то поняла, что могла бы и переодеться. Благо из всей компании имелось только трое экземпляров женского полу, слегка подбитые реальностью. Точнее две подбитые и одна по жизни веселая Варя.
-И это все? Вы что такие кислые, неужели вас не радует жара, лето, дополнительная подработка? - ехидно поинтересовалась Багрова, сваливаясь в кресло, а потом и вовсе скидывая туфли, чтобы забраться на спинку кресла и спустить ноги на сиденье. Заодно она телепортировала откуда-то баночку со сладкой и весьма холодной газировкой. Раз пока так мало народу, то пить в одиночестве ее не в кайф.

+1

4

В гостиной было пусто, когда зашла Милена с тремя увесистыми коробками, вагончиками летящими за ее плечами. Магичка выглядела слегка помятой и откровенно уставшей. Белое льняное платье, которое так любила носить летом светлая, было испачкано в саже и грязи, а на спине даже подпалено, просвечивая обуглившиеся лямки лифчика. И хоть одежду и можно было восстановить, это последнее, что заботило сейчас Милс.
Остановившись посреди гостиной (отчего коробки сзади столкнулись, но потом снова растянулись, покачиваясь, в рядок), светлая откинула голову, глядя воспаленными глазами в потолок, раскинула руки и отчаянным голосом спросила у карниза:
- И какого лешего Чума меня дернула согласиться на это? А?! А-а-а!!!
Немногочисленные ученики шнырявшие по коридору, шарахнулись от гостиной, как от проклятого богами места. Черноморова, озабоченная лишь своим здравомыслием (а точнее, его отсутствием), не обратила на них никакого внимания. Окинув взглядом уютную комнату, девушка все же расслабилась. Вид пустого камина ей не понравился, поэтому светлая вскинула руку с кольцом, зажигая камин паленусом. Наличие августа-месяца за окном ее нисколько  не смущало.
Устроившись в глубоком диване, Милс вспомнила о коробках. Взмахнув рукой с кольцом, Черноморова опустила их рядом: один на кофейный столик, куда девушка уже вытянула ноги, и еще два слева от себя, у дивана. Крякнув, светлая подтянула к себе коробку, что стояла на столике. "Барахло! - в сотый раз подумала про себя Милс. - Из этого лучше ритуальный костер сложить, а не перебирать".
Так называемое барахло, окружавшее Милену, было лишь десятой частью того, что ее заставил перебрать Клопп. Он подловил скучающую магспирантку в Зале Двух Стихий, посетовал на жизнь и стал вдохновенно рассказывать про архив: вещи, конфискованные им же у нерадивых студентов. В общем, надавив на жалость Черноморовой и подстегнув ее желание помогать ближним своим, хитрый Клопп провернул дело так, что Милена сама вызвалась помочь все разобрать, вместо того, чтобы помочь все спалить к Чуме. Подкрепив результат несколькими комплиментами в адрес Милс, отчего девушка окончательно растаяла, Зигмунд оставил ее наедине с архивом, а сам слинял.
Лишь только когда дверь за ним захлопнулась, здравомыслие Милены, нокаутированное комплиментами Зигмунда, в последний раз подняло свою голову и просипело: "Ну ты и дура!" То, что Милс увидела, привело ее в священный ужас: это была откровенная свалка! Тысячи вещей, кое-как распиханных по коробкам, ящикам и просто валявшихся по углам. На мягком потертом кресле стоял покрытый пылью самовар с сапогом. Черноморова сглотнула, оценивая обстановку. Внутренний перфекционист чесался расставить все в алфавитном порядке по горизонтали и по цветовой гамме по вертикали. И хоть масштаб работ внушал ужас, девушка начала с интересом рассматривать изъятые вещи. В конце концов, она же так жаждала найти себе занятие! Получите - распишитесь.
Тут дверь открылась и Черноморова вновь увидела Клоппа. Он, как показалось Милс, сам был удивлен, что светлая осталась. Он оглядел помещение и остановил взгляд на Милене, удивленно смотревшей в ответ на него.
- Вы с начала времен это собираете?
Да, Зигмунд точно знал, кому поручить такое дело. Даже если бы она отказалась, чертов хлам бы преследовал ее до конца жизни. Клопп пожал плечами и объяснил ей, с чего лучше начать. Он подтянул ближе несколько ящиков с незатейливым содержимым: какие-то мешочки, амулетики, шкатулочки. На некоторых вещицах Милс давно приметила подписанные стикеры. Девушка поинтересовалась, на что Клопп лишь почесал нос, пробурчав что-то не совсем разборчивое. Из чего Черноморова заключила, что попытки Зигмунда разобраться со всем самостоятельно провалились. Причем не раз. Милена хихикнула. 
Слушая, как Клопп, по-турецки сидя на грязном полу, рассказывал ей о примерном содержимом коробок, чтобы ей было легче ориентироваться, девушка почувствовала прилив нежности в груди, отчего у нее загорелись щеки. Светлая приложила к ним холодные руки, обратив на себя внимание профессора. Он прервался, спросив, все ли с ней хорошо. Милена усердно закивала, не отнимая рук, а затем, к своему неудовольствию, попросила Зигмунда куда-нибудь свалить, иначе она никогда не начнет. Он лишь кивнул, встал, отряхивая брюки, и вышел. Милена разочарованно выдохнула.
Но деваться было некуда: ее ждала море монотонной работы в жаркий августовский день. Благо кабинет находился не с солнечной стороны, так что здесь было хоть и сухо, но прохладно. 
Первые минут 40 девушке хотелось выброситься в окно. Вокруг стояла мертвая тишина, периодически прерываемая лишь звуками перестукивания предмета об предмет да чертыханиями Милс, когда она что-то роняла. Несмотря на то, что Клопп посоветовал начать ей с чего-либо простого, девушка решила по-своему. Она прошла в дальний конец комнаты, где были свалены в кучу разномастные предметы. Черноморову поражало разнообразие коллекции. "Древнировы подштанники! Да на этом состояние заработать можно! О, а это вообще раритет!"
Кое-как Черноморова разгребла дальний угол - и работа пошла быстрее. Конечно, работа шла не без происшествий. Сувениры с Лысой Горы на то и с Лысой Горы, что все с характером. И характером темным. Подавляющая часть вещиц отдавала такой мощной темной энергией, что Черноморовой приходилось периодически проверять, не треснул ли противозапуковый амулет, да и остальные защитные амулеты и обереги как-то подозрительно трещали и нагревались. Безобидный на вид чертик-сувенир в виде подставки для пера, который Милена собиралась отложить в соответствующий ящик, вдруг ловко вывернулся в руках и, противно взвизгнув напоследок, рванул у самого лица Милс и осыпал девушку пеплом. Милейший профессор Клопп подложил ей не просто хрюшку к концу каникул, а огромного визжащего вепря.
В такой обстановке Черноморова провела еще несколько часов. Милена уже давно устала физически и морально, да и магически она чувствовала себя истощенной. И она небезосновательно подозревала, что где-то завалялись кулоны-вампиры, сосущие энергию. Парочка поставленных щитов спасало положение, но нахождение в такой атмосфере угнетало. И только дикое желание разобраться с этим поскорее не давало Милс все бросить. 
Последней каплей стала мраморная статуэтка дракона, которая незаметно валялась в самом темном углу. Заинтересовавшись, Черноморова подняла статуэтку и чтобы получше ее рассмотреть, поднесла ее к свету. И как только лучи упали на камень, Милена почувствовала, как он подозрительно быстро начал разогреваться. Девушка, айкнув, выронила горячую статуэтку из рук, которая на пол уже упала маленьким дракончиком. Милена опешила. Девушка опустилась на колени и свободно выдохнула: дракончик оказался лишь вещественной иллюзией. Взяв его на руки, Милена стала рассматривать дракончика: он был не больше новорожденного котенка, ярко-алый с золотым отливом. Дракончик смотрел прямо на Милс, выпуская раздвоенный язык. 
- О-о-о!..Какой же ты ми-илый, - протянула Милена. Девушка еще пару минут полюбовалась дракончиком, подумывая взять его с собой, затем отложила его на стол и вернулась к работе.
Черноморова повернулась к дракончику спиной, чего делать не стоило. Она почуяла неладное поздно: иллюзия чихнула и выплюнуло струи пламени, что тут же пропалили Черноморовой платье в некоторых местах, не нанеся вреда коже. Милс круто повернулась, вскинула руку, произнося заклинание, и развоплотила иллюзию. И только тогда она поняла, что совершенно выбилась из сил. А факт, что это все только начало, окончательно ее добил.
И вот сейчас Черноморова сидела в гостиной, перебирая мешочки. У некоторых была наклеечка с логотипом и названием магвазина, продукция которого пользовалась бешеной популярностью у молодежи.
- Эти веселенькие штучки я, пожалуй, себе оставлю, - пробормотала Черноморова.
Поковырявшись еще чуть-чуть, Милс оставила это дело. Девушка свернулась калачиком на диване и задремала. Очнулась она, когда в комнату зашла Лера. Бейбарсова упала рядом на диван. Лена ей неопределенно помахала Валерии пальцами. Бейбарсова поздоровалась с ней в ответ, но вскоре уткнулась в свой блокнот, отключившись от внешнего мира. Она покусывала кончик пера в полной задумчивости, порой бормоча себе что-то под нос и записывая что-то в блокнот.
Черноморова еще несколько минут молча сверлила глазами потолок. Постепенно мир вокруг устаканился, но Милена все еще чувствовала себя лежалым заплесневевшим огурцом. Коробки маячили перед носом, напоминая о себе. Девушка сдалась под грузом ответственности, уселась на диване, подтянула к себе вплотную одну из коробок и начала перебирать. В ней оказались амулеты и обереги. По началу девушка заинтересованно в них ковырялась, в надежде найти что-то достойное, но потом с сожалением обнаружила, что по большей части в коробке был один ширпотреб, купленный молодыми магами по неопытности. За этим делом ее и застала Акварель. Черноморова лишь поджала губы, когда Варя подплыла (иначе Милс это телодвижение истолковать не могла) к Лере, прижавшись щекой к коленке Бейбарсовой, поздоровалась с темной. Налюбовавшись вдоволь сей идиллией, Лена поздоровалась с Аквой больше для галочки, особо не рассчитывая на ответ.
Вскоре в гостиную зашла Офелия. Багровой явно были не по душе кислые мины девушек (ну, кроме воодушевленного личика Вари), о чем она не преминула сообщить.
- Подработка, как же, - шмыгнула носом Лена и отфутболила от себя коробку с испорченными амулетами. - В следующий раз забаррикадируюсь в комнате до сентября, чтоб меня не достали.
Девушка сползла вниз на пол и зарылась руками в волосы. Уже минут пять девушку никак не отпускала мысль смыться в Заповедную Рощу с заветным ящичком с разнокалиберной травкой, устроиться у Лукоморского Дуба, да и раскурить пару-тройку косячков с Баюном. Черноморова взяла один из мешочков и красноречиво помахала им перед девушками:
- Леди, не хотите ли расслабиться? Не зря же я день убила на уборку, Чума его забери.

+2

5

Последние дни календарного лета никогда не пользовались у Бейбарсовой особой симпатией. Вероятно, это было привычкой выработанной за долгие годы обучения в школе магии. Пришел сентябрь – конец забавам на свежем воздухе, ленивому отдыху и беззаботности.  Причем о том, что летние каникулы предназначены именно для отдыха и увеселений, ведьма всегда вспоминала за неделю-две до начала учебных занятий. Большую часть лета неугомонная Валерия проводила в бесконечных трудах и заботах: изучала трактаты по магии, отрабатывала заклинания, экспериментировала с рунами и это только в свободное время, когда не была занята исполнением обязанностей заместителя командира падших ангелов! А уж под предводительством Буслаева, известного всем параноика по части тренировок, об отдыхе и вовсе приходилось только мечтать. Нынешнее лето тоже не стало исключением из правила и официально  объявило Лере о своем скором уходе через ее старшего брата.  Возмутительно жизнерадостный и загорелый Саша без стука ворвался в Лерину комнату с первыми робкими лучами солнца. С громким воплем  "доброе утро!", брат стащил с кровати простынь вместе с одеялом и запутавшейся между ними Лерой.  Безуспешно брыкающаяся девушка перечислила родственнику все гадости, которые только пришли в ее сонную голову, не сообщив при этом ничего такого, чего Саша от нее раньше не слышал. Когда же воззвание к совести и жесткая критика не помогли, Вел заговоренным пасом метнула в Алекса прихваченную с кровати подушку. К великому огорчению ведьмы, Бейбарсов перехватил подушку раньше, чем она сшибла его с ног, использовав контрзаклятие. Сидя на полу в груде постельного белья, девушка сонно щурилась на незваного гостя, не скрывая своего недовольства. Саша радостно сообщил сестре, что до начала занятий в Тибидохсе осталась неделя, так что Лера должна перестать сверлить его  взглядом василиска, которому наступили на хвост, а начать собираться и спускаться завтракать, потому что после завтрака они отлетают на Буян, где учеников ждет недогрызенный за прошедшие годы гранит магической науки. Перемежая свою речь заковыристыми ругательствами, Лера поочередно выразила удивление, затем смирение и, в конце концов, убито поинтересовалась с чего бы им лететь в такую рань, на что получила сдержанный ответ, что ее брату зачем-то понадобилось быть в Тибидохсе к обеду. Вопрос "зачем" остался без ответа, вылетев в оставленную открытой дверь и затерявшись в коридорах особняка Бейбарсовых. Застонав, Лера завалилась обратно спать, но едва успела устроиться поудобнее на жестком полу, как сверху откуда ни возьмись на нее свалился любимый рюкзак. Расширенный пятым измерением и наполненный всем, что по мнению Леры когда-либо могло ей пригодиться, рюкзак вышиб воздух из легких и остатки сна из Леры. Пришлось вставать и собираться.
Перелет до Тибидохса тоже не доставил особого удовольствия. Солнце безжалостно жгло белую кожу девушки, привыкшей скорее к прохладному сумраку библиотек и подземелий. От предстоящих бессонных ночей в комплекте с компрессами из рыбьего жира спасал только суперэффективный солнцезащитный крем для вампиров, припасенный для Могиловой. Прибыв в школу, ведьма ни с кем не удосужилась поздороваться, молча прошествовав прямиком в свою комнату. Благо ее суровый взгляд предотвращал все вопросы, которые могли возникнуть глядя на порозовевшую, как переваренная креветка, Бейбарсову. В комнате Леру встретила Юлианна, неделю назад в который раз рассорившаяся с матушкой и умотавшая в Тибидохс, откуда ежедневно засыпала подругу купидонами и обрывала зудильник требованиями немедленно явиться пред ее светлы очи, мотивируя тем, что она дико соскучилась за соседкой по комнате. Лера ее горячим заверениям не верила и, как оказалось, была права. Радости и воодушевления Могиловой от долгожданной встречи хватило от силы минут на тридцать-сорок.  Уже через час Юля без зазрений совести перерыла Леркин багаж, отобрав себе приглянувшиеся вещи со словами "ты все равно такое носить не будешь, это тебе не пойдет, это уже давно не в моде, а это вообще не твой фасон", запихнула их на свою полку стоящего в комнате шкафа и, завалившись на пустующую кровать третьей соседки, принялась трещать по зудильнику с очередным ухажером.
Да, вот вам и весь Могиловский радушный прием! Кушайте, не обляпайтесь, за добавкой не приходите! – закатив глаза, подумала Лера и принялась разбирать привезенные из дому вещи. После тщательного Юлиного досмотра, разбирать оказалось особо нечего: пара джинсов, несколько блузок, трикотажный костюм, домашний халат и пижама. Ведьма вообще по натуре не была шмоточницей, в отличие от своей подруги, и не слишком заморачивалась разнообразием одежды в своем шкафу. Правда, иногда темная ипостась брала их общий гардероб под свой контроль, который мгновенно пополнялся облегающими фигуру кожаными комбинезонами, тугими корсетами и высокими ботфортами, пожирая отцовские сбережения с прожорливостью вурдалака.  Покончив с одеждой, Лера принялась выкладывать из сумки книги, которые брала на лето для изучения, пергаменты и конспекты, по которым готовилась к предстоящим занятиям у младшекурсников. С практическими занятиями дела обстояли не так хорошо, как хотелось бы: добрую половину отведенного на урок времени Лера тратила на то, чтобы восстановить тишину в классе и усадить всех по местам, к большому удовольствию профессора Клоппа, так и лучившегося неприкрытым злорадством. Впрочем, немало успокаивал тот факт, что у всех магспирантов, которым выпало счастье проведения практических занятий, дела обстояли примерно одинаково, и Лера не была таким уж позорным исключением.  Разобрав остатки вещей, и основательно разгрузив свой рюкзак, Вел поспешила запихнуть его под кровать. Вооружившись пером и блокнотом,  девушка устроилась на кровати и попыталась составить список вещей, которые предстояло купить к началу нового учебного года. Но сосредоточиться на чем-то под веселую болтовню Могиловой оказалось невыполнимой задачей. Метнув недовольный взгляд в подругу, на который та не обратила ровным счетом никакого внимания, Бейбарсова поспешила ретироваться искать прибежища в общей гостиной. В гостиной оказалось уже занято. На диване у жарко полыхавшего камина свернулась калачиком староста светлого отделения. Лера постояла немного на пороге, недовольно пожевала губу и, в конце концов, справедливо рассудив, что целого дивана Милене будет жирновато, устало плюхнулась рядом, чудом не отдавив соне ноги. Черноморова встрепенулась, всмотрелась в ведьму, и вяло помахала ей рукой в знак приветствия.
-И тебе не хворать, - буркнула Вел, растягиваясь на диване. Подобрав ноги, Лера уперлась спиной в подлокотник и свесила с края дивана левую ногу. В таком вольготном положении, девушка окинула Милс вызывающе нагловатым взглядом. Если светлой и не нравилось делить пространство с Лерой, то виду она не подала, воздержавшись от возможных комментариев и полностью сосредоточив свое внимание на стоявшей перед ней пыльной коробке, полной какого-то барахла. Скользнув по коробке и ее содержимому скучающим взглядом, Валерия приметила разноцветные бумажки, исписанные мелким ровным, но совершенно не читаемым почерком Клоппа. Посмотрев на Милену уже с большим интересом, девушка все же решила ни о чем ее не расспрашивать, зная по собственному опыту, усвоенному во время практики в Резиденции Мрака, что инициатива наказуема. Абстрагировавшись от реальности и от Милены, которой зачем-то понадобился профессорский хлам, Лера вновь достала блокнот и, покусывая время от времени кончик пера, принялась строчить список покупок. Спустя короткий промежуток времени в гостиную начали стекаться магспиранты. Первой пришлепала Поклеповна, с порога потребовавшая у Леры наколдовать вазон с широким горлышком. Привычная к подобным закидонам подруги, ведьма вяло махнула рукой с магическим перстнем. С кольца сорвалась крупная красная искра и, скользнув к столику у дивана, исчезла, оставив вместо себя сосуд, который при ближайшем рассмотрении больше смахивал на давно не эксплуатируемый ночной горшок.
Непробиваемо жизнерадостная Аква опустилась на пол у ног Леры, прислонившись головой к ее колену и приветственно улыбнулась своей коронной щербатой улыбкой.
-Привет!
Вел захлопнула блокнот, заложив его пером на нужной странице и искренне улыбнулась.
-Ну, хоть кто-то здесь действительно рад меня видеть! Привет!
Бейбарсова склонила голову набок, подперев ее свободной рукой и внимательно осмотрела подругу, пытаясь по изменениям во внешнем виде определить изменения в жизни в общем. Но, как ни вглядывалась Лера, перед ней сидела все та же веселая, бесхитростная и растрепанная Акварель.
-Как твое ничего? Цветешь и зеленеешь? – полюбопытствовала Вел, метнув на всякий случай грозный взгляд на Аквину жабу, задумчиво квакнувшую в сторону ведьмы.
Пока Авуша серьезно размышляла над ответом, в гостиную вошла Офелия, выглядевшая не многим бодрее вставшей не с той ноги Леры и нагруженной чужими заботами Милены.
-И это все? Вы что такие кислые, неужели вас не радует жара, лето, дополнительная подработка? - ехидно поинтересовалась Багрова, сваливаясь в кресло.
Черноморова мгновенно поспешила заверить всех, что в следующий раз и носа из комнаты не высунет, демонстративно отпихнув от себя коробку со всем ее содержимым. Лера только неопределенно пожала плечами, давая понять, что порадовать ей друзей особо нечем, а жаловаться она вроде как не привыкла. Единственной неисчерпаемой темой для жалоб у Вел был ее брат, который за сегодня испортил ей столько крови, что сил сетовать на его окаянность у нее уже не осталось. От жара, разливавшегося от горящего камина, и сухости воздуха начинали слезиться глаза, несмотря на то, что руки у девушки по-прежнему оставались холодными.
Разговору следовало бы медленно перетечь в ненавязчивую светскую болтовню с коротким отчетом, кто как провел лето, когда Милена озадачила присутствующих недвусмысленным предложением расслабиться, для пущей наглядности помахав перед носом у собравшихся мешочком с неизвестным содержанием. Предложение было встречено неоднозначно. Лера, имевшая представление о хозяине мешочка и его привычках хранить в неподходящих местах неподходящие вещи, возглавила умеренную оппозицию.
-Черномор, у тебя что, совсем крыша протекает? – вкрадчивым голосом осведомилась девушка, - Или у тараканов в твое голове сегодня день водных процедур?! Клопп же, он как матерая клофелинщица: у него из рук даже даром даренное брать нельзя, а уж воровать и подавно!
Сложив руки на груди, Бейбарсова настороженно косилась на покачивающийся в руке у Милены холщовый мешочек, предполагая, что ее бесславная борьба с нелегальными транквилизаторами среди магспирантов только начинается.

+2

6

В общей гостиной появился ещё один персонаж – Багрова. Несмотря на продолжительное знакомство, никаких отношений, как хороших, так и плохих, у них не устоялось, и дать им какое-либо краткое и точное определение никакой возможности не было, ибо какая может быть краткость и точность в словах, если в жизни их и в помине не было? В чём-то девушки были весьма похожи, причём совпадений было не два, не три и даже не 4, а вот поставь их рядом, и впору помещать в задачник с пометкой «найди похожее» и сразу помечай упражнение звездочкой. Или как живую ассоциативную иллюстрацию к учебнику рун, у которых, как известно, один росчерк может так значение сменить, что неделю будешь махать руками и спрашивать «как же так?». Всё, что между ними происходило, затухало, как искорка на мокрых дровах, и дымок был не очень приятным. Это как-то подспудно видели все, и потому Багрова с Акварелью в жизни не оказалась в паре ни на одном уроке, ни по защите от сглазов, ни по ветеринарной магии, ни на других, где порой бывали групповые и коллективные задания. Даже в сфере деятельности у них вышла маленькая, но не очень приятная закавыка: Багрова была одной из лучших студенток на кафедре сглазов и проклятий, и случись какая потасовка и магическая заварушка среди учеников или магспирантов, о которой учителям знать было не обязательно, пострадавших волокли либо к Багровой, либо к Акварели, у которой были свои методы. Обращаться к Багровой было лучше по многим причинам: контрзаклятья это, как правило, проще и безболезненней и для пострадавшего, и для снимающего, тогда как Аква могла исцелять лишь с переносом на себя. Её, как правило, старались не вовлекать, подключая лишь в тех случаях, когда порчи, сглазы или проклятия были с подвохом, или же было до конца неизвестно, чем же в несчастного угодило, и это её немного расстраивало. Целительство было тем немногим, что у неё выходило хорошо. И единственным, чем ей порой с Фелей приходилось заниматься совместно, ибо Аква, наложив руки, могла увидеть внутренние проявления и природу заклинания, замедлить его действие, пока Офелия подбирала контрзаклинание. Но обходилось как-то без взаимных восторгов.

Кто-то, впрочем, однажды как-то ляпнул Феле, мол, вы же светлые, так чего дуетесь, как мыши на крупу? Реакция Багровой была неподражаема. Девушка деланно улыбнулась, приложив руки к груди:
- Ах, ну да, тооооочно! Мы же светлые, это ведь в корне меняет дело! У нас, у светлых-то, всёобъемлющая большая любовь ко всем, а уж к своим и подавно! Едим с одной тарелки общей ложкой, спим в общей братской постели, друг за другом ходим кругом, рука об руку, нога об ногу! А отсутствие личной симпатии к кому-либо карается самосожжением, ибо раз священный долг любить каждого ближнего своего не выполнен, то и нет тебе места на грешной земле. Вот серьёзно, ещё не надоело путать светлых магов со слюнявыми хиппи?! У каждого из нас свои тараканы и скелеты в шкафу. И полный комплект, состоящих из 32 двух острых зубов, тоже при каждом. Причём у кого 32, а у кого и поболе будет…
В общем, больше никто на тему того, что девушки, якобы, вполне могли дружить, а не просто «сотрудничать», высказываться не рисковал.

Забираясь на кресло, девушка с ехидцой промолвила:
-И это все? Вы что такие кислые, неужели вас не радует жара, лето, дополнительная подработка?
- Подколки принимаются только от тунеядствующих! И «отсидевшиеся писарями» тоже не в счет. – Аква приветственно кивнула головой и послала мимолётную полуулыбку. Сами Тутанхамон и Мона Лиза пролили бы скупую слезу умиления над загадкой ее содержания.
Когда девушка убирала за ухо непослушную прядь, сверкнувшую на солнце тусклым золотом, на пальцах стали видны коричневые пятна. Знающим сразу бы стало понятно, что девушка не один час толкла грибницы, и явно без защитных перчаток.
- Подработка, как же, - шмыгнула носом Лена и отфутболила от себя коробку с испорченными амулетами. - В следующий раз забаррикадируюсь в комнате до сентября, чтоб меня не достали.
- Про окошко не забудь! – хохотнула Щербатая. - А то с купидонами тебе начнёт задания слать, слухи поползут…  - полупроницательно, но без задней мысли брякнула Аква.
- Или растяпы-амуры уронят какую-нибудь из вот этих симпатичных коробочек на голову пикникующим под твоим окном первокурсничкам. Маги постарше, думаю, уже умеют колдовать себе попкорн? Будет весело! А вообще, чего веселенького попалось, расскажи?! Интересно же, какую дрянь скупает мелкота на Лысой Горе, надо знать вкусы поколений. Или вся годнота тут? Но тогда Лера права, и какого водяного ты это сюда притащила?! Помощь, что ли, нужна? Могу, конечно, но сапёр профессия одноразовая…
Даже зная, что толку от неё в этом деле никакого, Аква всё равно предложила свою помощь. Если бы у неё был свой герб, на нём явно было бы начертано «Слабоумие и отвага» в качестве девиза.
- Вон то колечко, кажется, ничего, простая фиговина с мерцающими камушками - и потянулась было к нему, явно не угадывая, но отвлеклась на пародию на ночной горшок из стекла, который ей наколдовала Лера.
- О, спасибо! Сама знаешь, с созданием и даже воровством посуды у меня, почему-то, беда. Магнитятся только половники, а у ёмкостей, что я создаю, ручка по жизни на донышке или вообще внутри, убей не пойму, что я делаю не так… - развела девушка руками, едва не въехав кувшинчиком по колену Черноморовой. Мордочка Акварели на секунду погрустнела, но выражение это тут же развеялось, как дым. Невозможность наколдовать нормальную посуду это так себе повод, чтоб заморачиваться, во всяком случае, для неё.
- Ой! Извини.
Местами дрессированная Ляба тут же ухнула в кувшинчик. Коктейль этот Могилова называла «а вдруг принцесса?». Дело было в том, что допивая водичку, нимало не смущаясь тем, что в ней прохлаждалась её питомица, она каждый раз её громко целовала. Да, это определённо была любовь. Свободной рукой девушка сжала амулет.
- Бонаквус!
В кувшинчик тонкой струйкой буквально из ниоткуда пожурчала вода. Жаба прикрыла глаза и глухо квакнула.
- Что, милая, жарко? Да маковка ты моя зелёная, не школа, а парилка…
-Ну, хоть кто-то здесь действительно рад меня видеть! Привет! Как твое ничего? Цветешь и зеленеешь?
- Что, дедуктивные методы Шера Лока и Лайта М.Н. снова буксуют? Сможешь угадать, чем я занималась весь день? Даю подсказку – девушка показала ей пятнистые руки. Пахло от неё чем-то неуловимо веселящим и расслабляющим.
- Готовим магпункт к новому учебному году. Учебные стрессы не за горами. Никогда не понимала, как можно трястись о экзаменах с первого учебного дня? Трястись надо после, когда держишь в руках результаты… И чего это одна я? Могилова же тут извелась вся, заколебала всех и каждого, Лера-Лера-Лера-Лера… Но ты права, я тебе рада. И даже не потому, что она наконец заткнётся.

Отредактировано Акварель Поклёповна (2017-01-31 00:17:38)

+3

7

Оглядев весь состав повнимательнее, Багрова мысленно выставила всем оценку по градации убитости. Первое место и самый тяжелый случай явно доставался Милене. Была бы Филя чуть более сентиментальной, уже бы рыдала над измученным видом собственной старосты. Так как по идее она и сама причислялась к светлым магам. Но, достаточно было посмотреть на подписи на коробочках, явно сделанные не Милс, как становилось понятно, что Черноморова страдала по своей же глупости. Дополнительный вывод к этому делал сам почерк. За столько лет уже кажется вся их компания знала кто как пишет. А в некоторых случаях еще и подделывать умудрялись. Правда сама Офелия подделывала средне, но, если постараться... Впрочем, вряд ли бы Милс стала бы специально подделывать почерк Клоппа, чтобы подавить на жалость. Так что выводы были сделаны. Второй по убитости был незабвенная принцесса Лера. И судя по всему убита она была больше морально, чем физически. Потому что насколько помнила сама Фил, вроде как ее еще недавно не было. И Могилова устраивала концерты по заявкам. Впрочем, что творилось в головке Бейбарсовой вопрос был открытый. Но вид был крайне занятой. Ну и последней в списке была Варя, которая была удивительно жизнерадостной и даже ответила на реплику самой Лии. За что светлая не удержалась и показала местной водяной язык. Просто показывая, что в общем-то конструктивного ответа у нее нет, но вот что хочет, то и болтает. У них вообще были странные отношения. Вроде общаться общаются, но чаще всего по какой-нибудь очень объективной причине. Хотя у самой Оф никогда к этой девушке претензий не было. Даже с учетом ее любви к земноводным. Мало ли кто кого любит. Вон Ли сама в собаках души не чает и готова в них просто зарываться. Чем лягушки хуже? Да и характер на вкус Багровой у Вари был вполне себе. Но как-то не срасталось. Зато вот отчет Черноморовой был полон мысленного раскаяния. Это было весьма заметно по завывающим ноткам.
-Все равно достанут. Потому что нет ничего злораднее чем препод, помнящий о наличии у него бесплатной рабочей силы! Хотя Зуби сегодня укусил муж, пардон, муз вдохновения и она резко очеловечилась. Прямо не знаю кому за это сказать спасибо, - с улыбкой протянула Ли, отпивая из баночки шипящую жидкость и наблюдая за окружающими. Она то вообще не любитель болтать. Пришла, о себе заявила - все, можно молчать в тряпочку и запасаться компроматом. Который не преминул возникнуть в лице мешочка. Филя, как борец за почти здоровый образ жизни, торжественно заранее отреклась от этого момента. Так что она могла действительно разве что собирать компромат. Впрочем, содержимое ящичков было ей довольно интересно. Но здравый смысл и опыт говорили Фил о том, что все что пролежало у Клоппа по-своему прекрасно и ужасно одновременно. Потому что ты не угадаешь что тебя ждет. Все-таки в этом плане ей у Зуби нравилось больше. Да, иногда воняло как черт знает, что, плюс иногда приходилось чистить чучела. Вручную. Потому что под магией они сыпались. От них всегда тоже пахло весьма экзотично, но терпимо. А возится с чисткой шкуры иногда приходилось. Так что Лия не особо жаловалась. Вот и сейчас, пока все возмущались, она чинно пила газировочку, размышляя, что если дамы пойдут на риск, то лично она лучше на чем-нибудь алкогольном. От этого прийти в себя можно быстрее.

+2

8

Затея курнуть травушки-муравушки, пролежавшей, возможно, у Клоппа чуть ли не со дня основания Тибидохса, не пришлась по душе собравшейся в гостиной компании. Милена разочарованно выдохнула, пряча мешочек обратно в ящик. Не то чтобы Черноморовой горелось накуриться вусмерть, но попробовать - да у нее все нутро чесалось! Девушка пару раз облизнула губы и уже подумывала свалить. Однако репутация старосты светлого отделения не позволяла Чуйке вот так взять, подхватить травку и телепортироваться в свою комнату. Милс была уверена, что девушки не начнут трепаться о новых пристрастиях грозной тети Черномор. Хотя кто знает...
- Про окошко не забудь! А то с купидонами тебе начнёт задания слать, слухи поползут…
Милена с улыбкой посмотрела на Акварель, которая продолжала возиться со своей жабой. Жаба противно квакала и смотрела на Милену своими водяными глазищами, вызывая у Черноморовой ничего, кроме отвращения и брезгливости. Светлая постаралась переключить свое внимание на что-то другое, ибо ей вдруг показалось, что учуй Ляба истинное отношение Милены, она непременно бы запрыгнула на рыжую голову, размазывая речную грязь по лицу Милс.
- Все равно достанут, - добавила Офелия. - Потому что нет ничего злораднее чем препод, помнящий о наличии у него бесплатной рабочей силы!  Хотя Зуби сегодня укусил муж, пардон, муз вдохновения и она резко очеловечилась. Прямо не знаю кому за это сказать спасибо.
Милена лишь убито кивнула.
- Угу, - светлая уперлась локтями в колени, зарылась пальцами в волосы и смотрела невидящим взглядом в камин. - Сидела, скучала в комнате. Думаю, дай прогуляюсь. Занятие меня само найдет, - Черноморова угрюмо усмехнулась, переводя взгляд на девушек. Внутри закипало негодование, и Милс чувствовала, что ее чуть-чуть - и ее прорвет: - Да-а-а!.. Он как почувствовал, что мне заняться нечем! И ведь, - Милс покачала головой, - какой наивной надо быть! Я как будто первачка! Хоть на доску почета светлого отделения мой великолепный лик вешай. Сама доброта! И ведь он же не настаивал помочь. А я как только услышала, что где-то неразобранное барахло валяется, так... - Милс спрятала лицо в ладони и зарычала. - Я лох, короче.
Милена уже пожалела, что ответила Багровой. У Черноморовой, как обычно происходило в таких ситуациях, прорвало эмоциональную трубу, и вся желчь, что копилась в ней с последнего такого потопа, вырвалась наружу. Ведь придя в гостиную, Милена не злилась на Зигмунда. Она и не злилась на себя. Да, было трудно разбираться с тем хламом, но она столько интересных вещей нашла! И, в конце-то концов, она сама согласилась. Клопп ее не заставлял. Но, Чума их раздери, он же должен знать, как она к нему относиться! Неизвестно, что должно произойти в ее жизни, чтобы грозная тетька Черномор выбросила из  головы очаровательного профессора темной магии. Аж тошно от этой ванили! 
- А вообще, чего веселенького попалось, расскажи?! - звонкий голос Аквы выдернул Черноморову из мыслей. - Интересно же, какую дрянь скупает мелкота на Лысой Горе, надо знать вкусы поколений. Или вся годнота тут? Но тогда Лера права, и какого водяного ты это сюда притащила?! Помощь, что ли, нужна? Могу, конечно, но сапёр профессия одноразовая… 
Милс не сразу поняла, что у нее спросила Поклеповна. Протянув неопределенное "Э", Черномор собралась с мыслями:
- Ну-у-у... Смотря, что именно тебе интересно, - Милена широко улыбнулась Акве, раскинув руки. - Там было много чего... Кстати!
Милена поднялась на ноги, повернулась, уперев руки в бока, и продемонстрировала опаленное на спине белое платье. 
- Что самое удивительное, кожа не обгорела! И да, огнеметом оказался маленький сувенирный иллюзорный дракончик.
Милс еще немного покрутилась перед компанией и села на диван, поджав под себя ноги. 
- Я такого в первый раз видела! - светлая всплеснула руками. И с сожалением уже добавила, потирая шею: - Жаль только, что я его развоплотила. Я была к такому морально не готова...
- А это, - спустя паузу продолжила Милена, жестом указывая на коробки, - прихватила с собой в качестве напоминания. Или нет? - Милс пожала плечами. - Да и интересно мне, что же курили юные магические дарования, когда нас (а может и ваших родителей) в проекте не было, - Лена хихикнула. - И хочу заметить, - Милс перевела взгляд на Бейбарсову, - что это трава именно учеников, а не Клоппа. Это я тебе как энергопат авторитетно заявляю!

+2

9

Глядя как Милена разочарованно прячет невостребованный мешочек с неизвестным содержимым, Лера испытала одновременно удовлетворение скорой капитуляцией противника и легкое чувство досады, оттого что противостояние закончилось так толком и не начавшись. Лишившись повода вступать в словесные баталии с Черномором, Лера была вынуждена вернуться к своим обычным делам. Собственно говоря, дел у новоприбывшей было много: надо было узнать, что за срочные дела были у брата в Тибидохсе, заявить о своем возвращении профессору Клоппу, ну и, конечно, зайти к Тарараху забрать Рамзеса, оставленного на попечение питекантропа на время отъезда Валерии. Не смотря на всю важность последнего занятия, желание шевелиться отсутствовало напрочь, поэтому немного мысленно поуговаривав себя, немного поугрожав и под конец уже совсем вяло пригрозив себе тяжкими муками совести, Лера решила, что любимый питомец вполне способен провести еще один день вдали от не менее любимой хозяйки. Тем временем Милена поднялась на ноги, с энтузиазмом демонстрируя последствия своего невольного рабства. Бейбарсова, которую мало интересовала иллюзорная сувенирная продукция, поспешила воспользоваться освободившимся диванным пространством, чтобы вытянуть ноги на всю ширину сидения. Мигом подобревшая и повеселевшая Лера даже снизошла до того, что опустив руку в наколдованный горшок, из озорства взболтала Лябе воду. Жаба, закрученная в импровизированный водоворот, напыщенно квакнула на нарушительницу ее лягушачьего спокойствия.  Черноморова тем временем, проигнорировав Лерины собственнические посягательства на общий диван, умостилась обратно и красноречиво глядя на ведьму сообщила, что трава в мешке принадлежала не профессору, а ученикам.
-Это я тебе как энергопат авторитетно заявляю!
-А, ну если так, то конечно! – легко согласила Вел, - Это же я своему руководителю магспирантуры не доверяю, а каким-то незнакомым малолеткам верю, как родной матери! - Бейбарсова хихикнула, - и вообще, Черномор, если так не терпится восстановить историческую справедливость, за чем дело стало?! Вперед и с песней! Давай, покажи нам пример самоотверженности, яви, так сказать, чудеса непредвзятости! Я лично обещаю тебя не останавливать, даже если ты, раздевшись до нага, вприпрыжку побежишь в парную к циклопам, на ходу признаваясь в любви Безглазому Ужасу!
Заверив Ленку, что она обеими руками за все ее сомнительные эксперименты с собственным здоровьем и репутацией, Лера переключила свое внимание на Акву, а точнее на любезно протянутые для демонстрации грязных пятен руки.
- Готовим магпункт к новому учебному году, - весело сообщила светлая, - Учебные стрессы не за горами. Никогда не понимала, как можно трястись о экзаменах с первого учебного дня? Трястись надо после, когда держишь в руках результаты… И чего это одна я? Могилова же тут извелась вся, заколебала всех и каждого, Лера-Лера-Лера-Лера… Но ты права, я тебе рада. И даже не потому, что она наконец заткнётся.
-Пожалуй, заткнуть Могилову даже мне не по силам, - Лера лениво улыбнулась и шутливо обрызгала подругу водой из горшка, - И вообще она что-то не больно торопиться обмывать мой долгожданный приезд счастливыми слезами. Даже рюмки декокта от потливости на брудершафт не предложила! - пожаловалась ведьма и задумчиво почесала кончик носа.
Не сказать, чтобы Лерин нос отличался такой уж чувствительностью к предсказыванию магщественных пьянок, равно как и его хозяйка не отличалась такой уж непреодолимой тягой к спиртным напиткам. К алкоголю Бейбарсова относилась равнодушно. Сама идея выпивки нравилась ей куда больше, чем весь процесс.  Лере нравилось представлять, как она сидит в кресле в обнимку с бутылкой виски, с порога предупреждая все вопросы и давая понять, что ее день был крайне паршивым. На практике же, приходя домой в плохом настроении, девушка чаще предпочитала все тот же чай или какао. Но бывали и исключения из общего правила, вот как сегодня. С интересом покосившись на сидевшую в стороне Багрову, Лера расплылась в широкой улыбке.
-Фиииииль, - заискивающе протянула ведьма, - А что ты там такое сербаешь?

0

10

-Все равно достанут. Потому что нет ничего злораднее, чем препод, помнящий о наличии у него бесплатной рабочей силы! Хотя Зуби сегодня укусил муж, пардон, муз вдохновения и она резко очеловечилась. Прямо не знаю, кому за это сказать спасибо – фыркнула Багрова.
Как мне повезло с Ягге! Всё-таки, преподаватели это одно, а Ягге и магпункт – совершенно другое – подумала Акварель.
А в чём разница? Ну… Наверное, в том, что для меня это не учёба, а осознанный выбор деятельности… Хотя нет, не так. Девочек ведь никто не гнал в магспирантуру, все они, как закончили, были вольными пташками, и продолжение учебы было их личным и осознанным выбором. Но только магспирантура у них не конечная станция, а площадка для взлёта, как-то так. Я же выбрала Тибидохс, как место работы и жизни, как и преподаватели, так что у меня не такое чёткое разграничение, и отношусь я к этому спокойнее. Наверное, так… - определяла для себя внезапно уловленную тонкую разницу Акварель, пока Милена изливала душу.
- …какой наивной надо быть! Я как будто первачка! Хоть на доску почета светлого отделения мой великолепный лик вешай. Сама доброта! И ведь он же не настаивал помочь. А я как только услышала, что где-то неразобранное барахло валяется, так... - Милс спрятала лицо в ладони и зарычала. - Я лох, короче.
- Ой, ну почему лох-то сразу? Попроси меня о чём-нибудь Клопп, я бы ему тоже не отказала… - задумчиво пожала плечами Аква и озорно глянула на Милс.
– Красавчик, что сказать! – беспечно бросила она. Красивых людей Авуша любила, беззастенчиво и без подтекстов любуясь ими. И парней тоже. Правда, дальше любований дело никак не шло. Было в ней какое-то тайное знание того, что красота ничего, совсем ничего не гарантирует, и оно мешалось с детским восторгом, когда ребенок может просто взять и пойти за тётей в красивом платье. А вот увидеть в ком-то мужчину, лицо противоположного пола, половинку… видимо, мешала та же детскость, и всё это было как-то чисто и подростково, внешнеинтересно, да и только.
– Он мне нравился, когда я была на втором курсе, ты же помнишь!
Интересно, а не я ли вообще обратила её внимание на сладкую Клоппову мордочку?
- Просто я как-то безалаберно относилась к его дряхлым портретам и к нему теперешнему. Но однажды меня осенило, голову садовую, что это он и есть! Что вот этот кривоногонький сморчок – он! – её лицо отразило отблеск того детского удивления и шока. В ней и сейчас было это какое-то неприятие старости и того, как не щадит она наши умы и тела. Молодость смывала это всё настойчивой волной, затирала эту мысль, отодвигало, как невозможное. Как такое может случиться, когда волосы такие длинные и золотые, кожа гладкая и светится, глаза яркие, ясные и видят далеко вперед, а ноги могут нести пружинистой походкой день и ночь. Нет, старость это что-то совершенно невозможное и с ней никогда не случится!
Акварель засмеялась.
- В общем… больше его колдография у меня под подушкой не лежала, вот. Как отрезало. Это глупо, конечно, но теперь, когда он улыбнётся по-эдакому или ещё чего, у меня в голове мелькает что-то типа мысли «э нее, не обманешь, я знаю, что ты старый хрен!», ну будет им! Блин! Неужели мы все однажды постареем?
Такая мысль в голову Акварели  ещё не забредала, а когда забрела, она ей вовсе не понравилась, и что-то всколыхнула в её душе, и без того сегодня мятущейся. Сложно быть хорошим, добрым, светлым постоянно, ежечасно, ежеминутно, ежесекундно. Во многом Акву выручала её наивность и уклад жизни, а так же то, что она редко думала об этом всём, но иногда и до неё доносились голоса жизни и самоопределения, и тогда, как и у всех, начинало что-то подзуживать внутри и толкать на глупости. Тем более, возня с алхимическими реагентами без перчаток и респиратора тоже внесла свой вклад. Даже лопухоидам известна часть свойств мухомора. В маленьких дозах основной эффект от употребления составляющих гриба расслабляющий, если воздействие по времени(пары) или дозе среднее - то нервная возбудимость, желание совершать глупости и необдуманные поступки, болтливость и суетливость. Больше – галлюцинации, в дозе, близкой к летальной – сильное отравление, продолжительное помутнение рассудка, ну а если доза летальна… Доза летальна. Конечно, до отравления или глюков Акварель с грибами не возюкалась, а вот респиратором и перчатками нужно было пользоваться - но её ведь ещё поди заставь. В них же лицо и руки потеют, а это мерзко. Всё, что приносило ей телесный дискомфорт, начисто игнорировалось, это было одно из немногого, в чём девушка всегда стояла на своём и была готова сражаться «до крови до смерти».
И ввиду этого всего у Акварели сегодня был один из малодушных дней, когда с языка срывалось всякое, а поступки могли потом казаться не такими уж и хорошими. Всем время от времени вожжа под хвост попадает, и видимо, костяшки счётов щёлкнули, минутная стрелка сошлась с секундной, и настал Аквин черёд.
Лера, тем временем, жаловалась на Могилову:
- И вообще она что-то не больно торопиться обмывать мой долгожданный приезд счастливыми слезами. Даже рюмки декокта от потливости на брудершафт не предложила! - пожаловалась ведьма и задумчиво почесала кончик носа.
- А, вы просто по времени не совпали. Не скажу плохо, а скажу правду: у неё же всё с точки зрения практичности. Нет нужной вещицы, надо достать нужную вещицу, всех подрядим на поиски. Нет человека, с кем можно было б щас сделать то-то то-то, а хочется – плохо ей, подать сюда человека, где его носит? Но мысли в голове вертятся быстро, планы и идейки тоже. Видимо, пока ты к ступе примерзала на высоте, её снова переклинило, и сейчас сидит и охмыряет кого-нибудь через зудильник для своих нужд. Ничего, споет тебе лебединую песнь на ночь глядя – Аква закатила глаза, и в голосе её скользнула не очень-то для  неё привычная нотка пренебрежения. Мухоморчики начинали действовать. Если вглядываться, то становилась заметна бОльшая, чем обычно, подвижность, резковатая, быстрая. Акварель встала, прохрустела конечностями, начинающими затекать, и расшторила окна. В них ударил оранжевый свет угасающего солнца. Кожа её в этом свете казалась загорелой и слегка маслянистой.
Лера же в то время докопалась до Черноморовой. Сцеплялись они постоянно, обе были её лучшими подругами, и обычно она в это не лезла, ибо частью их поганские отношения были следствием способности Бейбарсовой, как она считала. Обычно она старалась перевести это в дружеский трёп на нейтральную тему, но сегодня кубик покатился как-то криво и встал на ребро.
- Лер! Вот не надоело к Лене цепляться, а? По делу, не по делу, так и подмывает тебя в неё впиявиться. Потому ты и тёмная. Лена просто предлагает, а ты язвишь и подначиваешь. И ещё сидишь вся такая «я не при делах». – Аква упёрла руки в боки.
- Будете из-за чужой травы цапаться?! Нет травы – нет проблемы. Я её скурю. Тем более, надоело мне сидеть на ваших пьянках-гулянках не при делах, развлекаясь тем, что подговариваю Лябу лезть вам лапами в бокалы. Пить мне, допустим, нельзя, а вот насчёт травки-забавки, кстати, ничего не известно. Вот и разузнаем!
Морда чемоданчиком указывала на то, что девушка решилась. А уж если Поклёповна что-то собиралась сделать, процесс был необратим, и лучше было бы сойти с рельс этого паравозика из Ромашкино.

Отредактировано Акварель Поклёповна (2017-02-09 17:19:37)

+2

11

Наблюдать за горестными завываниями Черноморовой было весьма любопытным занятием. Офелия даже ощутила, что вполне ей сочувствует. Даже не потому, что она дескать светленькая и должна всем помогать. В ней это ощущение выбилось еще в детстве, перевесив в сторону мысли, что надо быть гуманной, но это не означает, что надо трястись над каждым человеком.
-Милен, не убивайся. Тебе не идет. И вообще, кто угодно мог так попасть. У нас же тут до хрена воспитание взаимопомощи в коллективе. Вроде уважай старших, не забегай с ножами за однокурсниками, не ставь опыты на младшекурсниках, - заметила Багрова, даже с вполне сочувствующим видом, но подниматься и начинать утешать старосту светлых не спешила. Девочка не маленькая. А у Фили ограниченное количество жалости для других. Но если она продолжит в том же духе, Оф задумалась, что может и разбудит в ней что-то такое обнадеживающее, доброе, кормящее сладостями. По крайней мере у некоторых получалось вызывать в ней подобные чувства. Правда до того не дошло, потому что Милс перешла на перечисление всего прекрасного, что нашлось в архиве Клоппа. Демонстрация выреза на спине была впечатляющей. А уж после сообщения, что это был дракон, у Багровой проснулся резкий интерес к этому барахлу и даже двойное сочувствие к ближнему своему. В смысле сразу как-то захотелось помочь Черноморовой в этом сложном и важном деле. Только она пусть глазки профессору строит, а Фил интересуют больше сами вещички. Так что слушала она сейчас светлую с таким вниманием, что удивительно как еще что-нибудь не загорелось. Но после сообщения относительно того, что Милена уничтожила этот образец редкого вида животного, выражение лица магспирантки сразу стало весьма разочарованным и несчастным. Она достаточно громко и грустно вздохнула, поняв, что выпросить это чудо уже будет нельзя. Оставалась надежда, что там найдется еще что-то подобное. А пока наследница Багровского характера вздыхала по всякой аномальной фигне, Варя уже разошлась и достаточно профессионально отвлекала Черноморову от ее горестного состояния. Правда, когда она дошла до сравнения Клоппа так сказать до и после, Филя не выдержала и тихо прыснула в сторону. Все-таки разница действительно была ощутимая.
-Все мы постареем. В обязательном порядке. Только вот можно выглядеть как... ну вот хотя бы как Миленина маман, а можно как выглядел профессор Зигги на тех древних портретах. Лично я предпочитаю первый вариант, - высказалась светлая, подумав, что вообще-то она бы вообще предпочла папин вариант. Выглядеть всегда лет на двадцать шесть максимум и жить очень-очень долго. Оставалось надеяться, что какие-то такие гены передались им с Анастой. И тогда можно будет дышать ровно. Заметив, что Акварель уже закончила свою вдохновенную речь, Ли вспомнила о собственной почти сбежавшей мысли.
-Милеееен, а ты там все разгребла или еще что-то осталось? А то могу оказать посильную помощь в разгребании. Если, конечно, у Зуби еще пару дней будет такое настроение как сегодня, - предложила Оф, решив, что надо ковать железо пока горячо. А то потом уже будет некогда. То, что Клопп будет не против она и не сомневалась. Когда это кто-то отказывался от халявной помощи. А копаться в пыли девушке не в первой. И не в такое влезала на вылазках за аномалиями. Тем временем Бейбарсова уже во всю распиналась относительно доверия к ученикам. И честно говоря Филя с ней была в общем-то согласна. В плане вот этого всего она не доверяла ни ученикам, ни профессорам. Потому что профессора когда-то были учениками. Да и к курению Фил относилась отрицательно. Вот коктейли на ней проверять можно. Это она запросто. Но никто особо до этого не додумывался. Может на счастье самой же Ли. Зато на ее тихое бульканье содержимым банки уже обратила внимание Вэл, причем как-то подозрительно улыбаясь.
-Не беспокойся, Лер. Ничего такого, чего нельзя достать на нашем диком острове. Всего лишь отрава стандартная, лопухоидная. Объем - нуль тридцать три. Сахар, красители, яд натуральный, пузырики искусственные, - пожала плечами Лия, прикидывая, что по идее телепортировать такое может кто угодно. Так что сезон охоты на ее тару вряд ли будет открыт. Да и Барсикову уже спешила отвлечь все та же их местная лягушатница. Впрочем, нынче видимо ее укусила муха анализа и она выдала вполне такую разумную мысль относительно поведения Могиловой. Стоило ли говорить, что сама Офелия к этой даме относилась с терпением мудреца. Который точно знает, что этот мир может быть прекрасен только за счет разнообразия. Всех тварей должно хватать для такой глобальной затеи. По идее даже по паре штук. Главное не ставить их слишком близко - еще подерутся. Впрочем, на этом просветление Поклеповны видимо закончилось, так что следующее предложение явно было не из списка разумных. Но с другой стороны, кто Багрова такая, чтобы мешать травится окружающим?
-Да действительно. Если человек хочет знать о себе больше, то что жадничать, - поддакнула Варе Оф, чуть улыбнувшись. Те, кто знали ее как минимум неплохо, знали, что эта улыбка у нее появлялась в моменты, когда ей было интересно что-тот сотворить и посмотреть, что из этого получится. А уж если то будет происходить без ее на то участия в плане здоровья, так Филя вообще была всеми конечностями за.

+2

12

Ой, ну почему лох-то сразу? Попроси меня о чём-нибудь Клопп, я бы ему тоже не отказала… Красавчик, что сказать! - пожала плечами Акварель, не отрывая взгляда от Милены.
Черноморова, елозившая на диване, на мгновение замерла, переводя глаза на Акву, которая продолжала озорно смотреть на Милс. Лена сузила глаза, давая понять, что она знает, что она знает. Не сказать, чтобы Милс делала из этого какую-то большую тайну. По началу, конечно, делала, но потом поняла, что с ее мимикой только слепой (и то не факт) не увидит, как она относится к Клоппу. Однако ей все равно было неловко об этом говорить. Она еще пока студентка, да еще и староста светлого отделения,  а он профессор темной магии. Не комильфо.
Он мне нравился, когда я была на втором курсе, ты же помнишь! - Милена лишь неопределенно промычала, медленно кивая. - Просто я как-то безалаберно относилась к его дряхлым портретам и к нему теперешнему. Но однажды меня осенило, голову садовую, что это он и есть! Что вот этот кривоногонький сморчок – он! 
Милс хмыкнула и задумалась, отводя взгляд в сторону. Она вдруг поняла, что никогда не ставила этот вопрос так. Лена никогда не воспринимала Клоппа до яблочка и Клоппа после яблочка как одного и того же человека. Физически - да, с этим не поспоришь, но ведь он рос в других условиях, учился всему заново. Она хоть и слышала истории о том Зигмунде (и эти истории вызывали у нее разные степени отвращения к нему), и видела портреты, но воспринимала его как какого-нибудь близкого противного дядюшку нынешнего Клоппа, от которого не отвертишься. О чем Милена и сообщила девушкам:
Я их воспринимаю как разных людей, - Милена пожала плечами. - Иначе у меня мозг ломается.
...«э нее, не обманешь, я знаю, что ты старый хрен!», ну будет им! Блин! Неужели мы все однажды постареем? - отчаянно закончила Акварель.
Все мы постареем. В обязательном порядке. Только вот можно выглядеть как... ну вот хотя бы как Миленина маман, а можно как выглядел профессор Зигги на тех древних портретах. Лично я предпочитаю первый вариант, - заверила всех Офелия, как всегда не щадя своими словами никого.
Милена почувствовала острую жалость к Акварели. Черноморова спустилась вниз к ней, приобняла за плечи и заверила:
А вот по этому поводу не загоняйся! Рано еще. Тем более я не собираюсь превращаться в ближайшие лет 200-300 в сморщенную старуху. Благо у меня есть у кого учиться и брать рецепты если не вечной, но долгой молодости. Так что этот вопрос решаем, - Лена ободряюще улыбнулась Акве.
- Милен, не убивайся. Тебе не идет. И вообще, кто угодно мог так попасть. У нас же тут до хрена воспитание взаимопомощи в коллективе. Вроде уважай старших, не забегай с ножами за однокурсниками, не ставь опыты на младшекурсниках, - заверила ее Офелия, которой явно не хотелось выслушивать самобичевания Лены. Черноморова прикусила губу, осознавая, что ее страдания затянулись. "Действительно, хочешь пострадать - запрись в комнате и реви в подушку", - подумала про себя Милена, кивая Филе. Как ни крути, но Багрова-старшая, на взгляд Милены, была эдаким голосом разума на их отделении. Безжалостным и принципиальным. Трезвым или нет уже зависело от ситуации, но именно Багрова помогала Милене собрать себя в кучку, вытереть сопли и идти дальше. И она даже не знала, понимала ли это сама Багрова, но хмырь его знает, как бы все было без Багровщины.
Милена взглядом обвела собравшуюся компанию. Ей вдруг стало так тепло и уютно, что ей захотелось расцеловать и потискать каждую из девчонок. Даже Бейбарсову, которая не упустила возможность подколоть Милс. Наверное, в любой другой момент Черноморова бы огрызнулась или обиделась, но сейчас девушка чувствовала, как светлое чувство наполняет ее сердце. Поэтому Милена лишь рассмеялась и даже потянулась к Лере, чтобы ее обнять, но Бейбарсовой затея не понравилась, о чем она не преминула сообщить. И даже подняла ноги, не давая любвеобильной Лене посягнуть на ее личное пространство. Лена хихикнула, усаживаясь опять на полу возле Акварели.   
- А я все равно тебя люблю! - с жаром заверила Милена Бейбарсову, театрально прикладывая руку к сердцу. 
Милеееен, а ты там все разгребла или еще что-то осталось? А то могу оказать посильную помощь в разгребании. Если, конечно, у Зуби еще пару дней будет такое настроение как сегодня, - обратилась к ней Офелия.
Да вагоны! - не раздумывая, ответила ей Лена. - Ну, это я, конечно, утрирую, но вещей действительно полно. И я уверена, там есть вещицы по-круче дракончика. Был вокруг них такой подозрительный ореол... - Милена неопределенно покрутила кистью руки, якобы показывая тот самый ореол. - Так что я тебя там буду ждать с распростертыми объятиями! Но вот базовые амулеты от запуков и проклятий советую прихватить. И еще что-нибудь против энергетических вампиров. Ты, конечно, спец в этом больше меня, но эти твари из меня все соки выпили!
Тем временем Акварель твердо отстаивала честь Черноморовой перед Бейбарсовой, за что Милене захотелось расцеловать светлую, несмотря на находящуюся в опасной близости жабу. Лена не рискнула посягнуть на Акву, тем более что жаба дернулась в их сторону, видимо учуяв, что на ее хозяйку будут трогать, жамкать, тискать и целовать. Поэтому Милс обошлась широкой улыбкой в адрес Поклеповны.
- Будете из-за чужой травы цапаться?! Нет травы – нет проблемы. Я её скурю. Тем более, надоело мне сидеть на ваших пьянках-гулянках не при делах, развлекаясь тем, что подговариваю Лябу лезть вам лапами в бокалы. Пить мне, допустим, нельзя, а вот насчёт травки-забавки, кстати, ничего не известно. Вот и разузнаем!
- Алиллуйа! - воскликнула Лена, вскакивая. - Хоть кто-то! Древнир, женщина, я тебя обожаю! - плюнув на Лябу, Милена потянулась к Акве, обхватив ее лицо руками, звонко чмокнула в щеку. - Да и я не припомню, чтобы мы таким баловались.
Черноморова шагнула к коробкам и уселась по-турецки, размахивая руками как заправский шаман. Пошевелив пальцами, Милена высматривала что-нибудь эдакое. Но потом решила перестать выпендриваться и прямо сказала:
- Но если уж совсем по чесноку, то я не шарю в этом. Тут все в труху порублено, а никакого состава нет. Или может есть? - Милена повертела в руках один их мешочков, стараясь разобраться. - О, тут я вижу...вербена?.. О-о, неужто разрыв-трава? Мне на нее всегда везло!.. Барсша, - позвала Милс, - ты же у нас прошаренная в зельеварении. Можно, конечно, позвать Белинского, но не охота мне нашу уютную женскую компанию разбавлять Белинским, иначе тут весь Тибидохс соберется. А я не хочу их видеть раньше начала семестра.

+2

13

Варькино пророчество оставило в душе Леры неприятное ощущение, что все непременно так и будет. Сейчас Юля натешится новым поклонником, встряхнет на всякий случай старых ухажеров, чтобы не расслаблялись, а затем станет подыскивать новую жертву для демонстрации собственного превосходства.
Похоже, мне опять достался халявный билетик на концерт "Уроки житейской философии от мудрой тетушки  Могиловой, – Лера закрыла глаза, едва сдерживаясь, чтобы не застонать в голос и не начать себя жалеть. Учитывая как сильно, по ее же словам, Юля соскучилась за своей соседкой, ночной концерт грозил затянуться до утра. По своему опыту девушка знала, что на концерты Могиловой лучше приходить подготовленной, а еще лучше пьяной. Филя на Лерину провокацию почему-то не повелась, и делиться выпивкой явно не собиралась. Поразмыслив, Вел решила что это знак свыше и вместо того, чтобы травить свой и, без того ослабленный недосыпом, изнурительным перелетом и жарой, организм, следует запасаться на зиму витаминами. Вот прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик, и плевать что на дворе еще август и впереди вся осень: лето пролетело – пикнуть не успели, а чем же осень хуже своего солнечного брата? Бейбарсова телепортировала себе довольно крупное яблоко и со смачным хрустом вгрызлась в его нарумяненный солнцем бочок. Девушки, тем временем, от утешения Милены перешли к обсуждению профессора Клоппа и его темного прошлого. Лера слушала жадно и молча, давно усвоив, что Тибидохские преподаватели каким-то волшебным образом умудряются слышать все нелицеприятные комментарии в свой адрес, даже находясь на другом конце острова. Клопп же не только имел привычку мстить за сказанные в его адрес гадости, но к тому же делал это с большим вдохновением, подходя к вопросу творчески и с юморком. Он вполне мог отправить магспиранта на Кудыкину Гору за пестрым стеблем полозень-травы, которая растет, видите ли, только в окрестностях местных болот. Бедолага полдня летит на пылесосе к той горе, потом еще полдня на карачках ползает по болотам в поисках мифической травы,  а когда несчастный затемно возвращается в школу грязный, голодный и искусанный не менее голодными комарами, разумеется не найдя никакой полозень-травы, профессор лишь невинно пожимает плечами, дескать он видимо что-то напутал. Сама Бейбарсова никогда не придавала большого значения Клопповскому прошлому: мало ли, кто кем был раньше?! Кводнон вон тоже когда-то давно стражем Света был, только на концерты Эдемского оркестра его почему-то больше не приглашают. Позиция Леры в данном вопросе была проста, все меняется и люди тоже. Важно научиться вовремя замечать происходящие перемены и, по возможности, их принимать, иначе можно всю жизнь ругать человека за то, что он не оправдал ваших представлений и чаяний, что, согласитесь, занятие глупое и бестолковое. Тем временем от обсуждения достоинств и недостатков профессора Клоппа, Аква как-то незаметно скатилась в печаль по уходящей молодости. Лера никогда не понимала из-за чего все так страшатся старости, если в мире существует столько рецептов всевозможных эликсиров долголетия, продлевающих молодость, чудодейственных мазей от морщин, возвращающих молодость, не говоря уже о всем известных ваннах из крови девственниц – негуманном, но проверенном веками способе сохранить юность. 
– А вот по этому поводу не загоняйся! Рано еще. Тем более я не собираюсь превращаться в ближайшие лет 200-300 в сморщенную старуху. Благо у меня есть у кого учиться и брать рецепты если не вечной, но долгой молодости. Так что этот вопрос решаем, - Лена ободряюще улыбнулась Акве.
-Вот! – Лера махнула рукой, с зажатым в ней яблоком, поддерживая Милену, - Тем более что через триста лет, я уверена, эксперименты профессора Клоппа наконец принесут положительные результаты и он будет продавать зелье бессмертия в чудонете! Стоить оно, правда, будет как целый дракон, я полагаю, так что можете начинать копить дырки от бублика, - усмехнулась ведьма. 
Сама Вел о старости практически не задумывалась, отчасти потому, что последняя пока что находилась на довольно почтительном временном расстоянии, так что у девушки было время подготовиться к ее приходу. С другой стороны, друзья и знакомые очень любили предсказывать Бейбарсовой, что с ее вредным характером и длинным языком, почтенная старость ей не светит.  Лера от таких пророчеств лишь досадливо отмахивалась, оберегая собственные нервы, и смотрела в собственное будущее с несвойственным ей оптимизмом.
Черноморова, блаженно улыбаясь, ни с того ни с сего полезла к Лере обниматься. Не склонная к такому явному проявлению нежных чувств ведьма поспешила отгородиться от светлой собственными ногами. Поскольку рот девушки по-прежнему был набит яблоком, Лера ограничилась тем, что послала Ленке красноречивый взгляд исподлобья, так и вопивший: "ишь чего удумала!". Милс как-то странно хихикнула и уселась на пол рядом с Поклеповной. В голову Вел закралось смутное подозрение и она уже более внимательно посмотрела на Милену. Внешне в старосте светлого отделение ничего не изменилось, но Лера все же отметила повышенную возбудимость, неестественный румянец и обострившуюся резкость движений.
Все ясно! Кто-то переусердствовал с благотворительностью… – иногда так бывало, что после упадка сил и полной апатии, жертвы биовампиров испытывали воодушевление, небывалый прилив сил и даже эйфорию. Прищурившись, Лера проницательно посмотрела на Милену и досадливо покачала головой, - Как это Клопп не догадался выдать Ленке одну из своих заговоренных жилеток?!
Пока девушка пыталась невооруженным глазом диагностировать у Черноморовой еще какие-то побочные эффекты от подработки у Зигмунда, на нее неожиданно наехала Аква. По мнению самой Леры, наехала совершенно незаслуженно. Всем без исключения магспирантам было давно известно, что ехидными замечаниями и издевками Бейбарсова одаривала лишь людей особенных, поэтому хамила она исключительно небезразличным ей людям, таким как ее брат, Могилова, Клопп и вот, оказывается, Милена. Откуда у нее такая реакция на магспирантку Лера и сама не знала, но предпочитала сильно в своем отношении к Милс не копаться, смутно подозревая, что откопанное ей не понравится.
При другом раскладе Вел наверняка бы обиделась на слова подруги, но сегодня только склонила голову набок, устало глядя на  Аву.
-Говорили же тебе, работаешь с ядовитыми реагентами – надевай защитные перчатки и респиратор, так нет же! Неудобно, неудобно! – передразнила подругу Лера.
- Будете из-за чужой травы цапаться?! Нет травы – нет проблемы. Я её скурю, - грозно пообещала Акварель.
Леру так и подмывало ляпнуть что-то в духе "так вперед и с песней!", но она держалась изо всех сил, выражая свое осуждение лишь хмурым взглядом и плотно сжатыми губами. Отговаривать Акву от чего-либо было заведомо гиблой затеей, а запрещать… Разве можно запретить солнцу вставать каждое утро?! Можно ли запретить Днепру впадать в Черное море? Если с рекой и солнцем у вас еще были какие-то шансы, то запретить что-то Акварели мог только Бог… да и тот, похоже, сомневался в своем всемогуществе.
Отлично! Мало было нам боевого мага под кайфом, пытавшегося распространять травку-муравку среди маглодежи, так теперь еще и Аква, траванувшись свеженькими мухоморчиками, надумала отравиться окончательно!
Вел перевела взгляд на одобрительно улыбавшуюся Филю, пытаясь прикинуть смогут ли они вдвоем дотащить сладкую парочку садоводов-новаторов до магпункта или стоит пресечь эту гиблую затею в зародыше. Оценивающе глядя на девушек, Лера пришла к выводу, что профилактическая клизма живой воды еще никому не вредила. Милена тем временем, расцеловав Акву в обе щеки, принялась с воодушевлением шарить в закромах темного отделения, как мысленно окрестила весь этот хлам Лера.
- Но если уж совсем по чесноку, то я не шарю в этом. Тут все в труху порублено, а никакого состава нет. Или может есть? - Милена повертела в руках один их мешочков, стараясь разобраться. - О, тут я вижу...вербена?.. О-о, неужто разрыв-трава? Мне на нее всегда везло!.. Барсша, ты же у нас прошаренная в зельеварении, - констатировала факт Ленка, протягивая Лере один из загадочных мешочков.
Бейбарсова, будучи противником подобных развлечений, какое-то время колебалась, с сомнением глядя на протянутый мешок. Наконец, переведя взгляд с Лены на Акву и с Аквы на Лябу, девушка окончательно сдалась.
-  Ладно, - вздохнула Лера, бросая яблочный огрызок в горшок с жабой и попутно смывая с руки липкий сок. Вытерев влажную руку об собственную майку, ведьма сложила обе руки лодочкой и поднесла их к самым губам. Скорее выдохнув, чем произнеся вслух защитное заклинание, в точности как учил ее Зигмунд, девушка старательно потерла ладони друг о друга. Едва уловимое свечение на доли секунды окутало ладони и практически мгновенно исчезло, но Лера чувствовала на руках невидимый защитный барьер. Уже без опаски взяв в руки мешочек, девушка высыпала небольшую горсть сухой смеси в левую руку, пальцем распределив ее тонким слоем по ладони.
-Хммм, - задумчиво промычала Лера, близоруко щурясь на собственную ладонь, - ты была права, Черномор, здесь есть вербена! А вот на счет разрыв-травы не уверена, - Бейбарсова переползла на другую сторону дивана поближе к окну, подставив ладонь под лучи закатного солнца, - нет, похоже, все таки папоротник! Немудрено спутать, у них листочки похожи… так, а это что такое?!.. не может быть… хотя похоже… да, думаю, что это тирлич-трава! – Лера обвела подруг восхищенным взглядом. Если бы ведьма умела свистеть, присвистнула бы, - Не цветик-семицветик, конечно, но тоже мощная вещь! И как бездарно использована, - грустно цокнула языком ведьма.
Вел хмуро уставилась на ладонь, не в силах определить последнюю составляющую странной смеси. Девушка взяла щепотку порошка и растерла его между большим и указательным пальцами. В исследовательском запале, Лера макнула в таинственную смесь мизинец и уже поднесла его  ко рту, чтобы попробовать на язык, но вовремя опомнилась, отведя запачканную руку как можно дальше от лица.
-В общем, растительные компоненты состава безвредны, в разумных пропорциях и при правильном употреблении даже полезны, - назидательно сообщила Вел, отряхивая руки от порошка и очищая их заклинанием, - но вот про серый порошок ничего говорить не берусь: похоже на пепел, но от чего он, смогу сказать только после алхимического анализа, - пожала плечами Вел, складывая руки на груди, - В общем, ничего  как такового ядовитого я здесь не обнаружила, - нехотя признала Бейбарсова и замолчала, предоставляя барышням самим решать, провести последние дни лета с друзьями, либо в магпункте… либо вообще какой-нибудь диковинной зверушкой на радость Тарараху.

+2

14

Багрова была в своём репертуаре, вызывая всегдашний, и наверное, скорее, всё-таки, неприятный невнятный комок эмоции. Квалифицироваться он упорно не желал, распадаться на составляющие для упрощения понимания, тоже. Офелия для неё была одного поля с Медузией, а людей с намертво закрученными гайками Аква не полностью понимала.
Всё это, конечно, очень здорово, только и грустно как-то. Нет какой-то свободы, не чувствую её, хоть тресни. Они похожи с Анастой, но вот Настя другая. В ней эта свобода есть. Хотя не знаю, логично ли называть это «свободой»? Но более точного определения у меня нет, так что пусть будет так.
Формулировать мысли Акварели всегда было трудновато. Если она не размышляла, то жизнь была  ей проста и понятна, её биение виднелось всюду, его почти физически иногда можно было ощутить, почувствовать в ручье или в падении листа. Когда отключаешь голову и вся обращаешься в зрение или слух, то всё становится кристально ясно, и мир обретает гармонию. Даже с людьми становилось чуть понятнее. Акву всегда вёл этот неявный закон жизни, лишь иногда выпуская из своих мягких всезнающих рук. Должно быть, Багрову вёл закон совсем другой, и потому они не могли встретиться, проходя сходный маршрут в параллельных плоскостях бытия. Одно было грустно – мысли. Мысли всегда всё портят, уж поверьте.
-Все мы постареем. В обязательном порядке. Только вот можно выглядеть как... ну вот хотя бы как Миленина маман, а можно как выглядел профессор Зигги на тех древних портретах. Лично я предпочитаю первый вариант – лицо Офелии, строгое и бесстрастное, говорило, что так оно и будет.
О, ты-то уж не сомневаюсь... Не будет бессмертия, так найдёшь, где раздобыть!
Уголок губы Акварели едва заметно скользнул вверх, неуловимо даже для неё самой. Не ехидно, но усмешинка в этом всё-таки была, и её можно было бы заметить, если бы не мимолётность. Девушка моргнула, отводя от Багровой взгляд. Ресницы её, белесые и почти незаметные при обычном освещении, в свете солнца пушились бледным золотом.
– А вот по этому поводу не загоняйся! Рано еще. Тем более я не собираюсь превращаться в ближайшие лет 200-300 в сморщенную старуху. Благо у меня есть у кого учиться и брать рецепты если не вечной, но долгой молодости. Так что этот вопрос решаем - Лена ободряюще улыбнулась Акве, и та вернула ей улыбку. Она всегда старалась подбодрить Черноморову и сделать для неё что-то приятное, ведь они обе росли в Тибе и были знакомы с самого прибытия Акварели в Тибидохс.
- Ну, рано, рано, а потом всё, сидишь и вяжешь носочек, а ногах внуки клубки разматывают! – хохотнула Акварель. – Нет, рецепты рецептами, вы как хотите, а я не стану!
В этом была вся Аква.
- Ненастоящая ваша молодость будет! И толку о ней такой скорбеть!? Вот эта – настоящая! И тем и хороша, что через несколько лет не будет её. И нужно жить и что-то делать! И чувствовать! – возразила она Черноморовой с Багровой. В лице её была правота и уверенность… и ещё что-то новое. Кажется, это была первая трещинка  взросления и на матовом льду детства.
… через триста лет, я уверена, эксперименты профессора Клоппа наконец принесут положительные результаты и он будет продавать зелье бессмертия в чудонете! Стоить оно, правда, будет как целый дракон, я полагаю, так что можете начинать копить дырки от бублика.
- Так что что бы там уже бы ни было придумано, и что бы Клопп не изобретёт, я пас!
Не желая развивать более эту тему, она прибавила с улыбкой: - Хотя бы потому, что у меня дырок от бублика – дырка от бублика! И прибывать им неоткуда!
Своей постоянной безденежностью по причине полной ненужности ей денег она тоже была известна. Купидонами ей никто ничего не присылал, да и сладкое она легко могла раздобыть на кухне, подарки для друзей заказывала у домовых, а платила помощью или ещё чем, косметика и украшения её не интересовали, а об одежде заботились Поклёп с Ягге. Аква, обычно, только обрезала и подшивала подолы, так как ей не нравилось прикосновение ткани к коленям.
На то, что Бейбарсова помыла руку и оставила огрызок в кувшинчике, Аква нисколько не обиделась. Жабе было побоку, яблоки сами по себе – штука полезная, да и огрызок вполне можно было доесть. О том, что ей вообще-то тоже иногда надо кушать, Авуша вспоминала только тогда, когда кто-то ел. С питанием у Аквы были свои отношения и счёты, и то, что ей не довелось ходить в лопухоидный садик, воспитатели вполне могли бы отмечать как профессиональный праздник, потому что она была бы именно тем ребенком, который часами может страдать над ненавистной кашей, но ни ложки не съест. Но яблоки в пищу она употребляла охотно, и огрызками тоже не брезговала, так что она просто запустила руку в кувшинчик, огладила свою питомицу и, достав, огрызок, спокойно принялась его доедать с безмятежным лицом.
Вэл тем временем, пыталась понять, что же в таинственный мешочек понапихано.
- Лер, ты извини, но мне кажется, ты не права. Я отсюда вижу, что для папоротника слишком мало листочков и не такие зубчики. Если Лере приходилось щуриться, то Акварели было отлично видно, что у неё на ладони, так как та была, наоборот, несколько дальнозорка. – Вот она травка-забавка и есть. А остальное, включая порошок… Просто размешано-набодяжено, чтоб ее поменьше, а сам мешочек потолще, да и загнать подороже… - пожала плечами Акварель.
- Ну я так лично рассуждаю. И не думаю, что тут что-то серьёзное. Что-то серьёзное за бесценок не продадут, а откуда у школьников куча дырок от бублика? Так что… Тут забавки-то чуть, только на двоих и хватит – бегло глянув, оценила соотношение забавки и остального наполнения мешочка Аква. – Остальное – так.
О чёрном порошке Аква и не думала. Пепел и пепел, а чего пепел? Скорее всего, тоже какой-нибудь сожженной недорогой травы или ещё чего-то в таком духе, чисто для веса.

+3

15

Заметив реакцию Поклеповны на свои слова, Оф только пожала плечами. Ну да, она такая и вряд ли когда-нибудь станет другой. Да и какой прок был бы от людей, будь они другими. Хотя, конечно, сейчас ее судили по тому, что видели. Но так всегда и было. И смысла не было обвинять людей в том, что они реагируют лишь на то, что видят. Зато вот глубокомысленный загон относительно старости был уже забавен. Офелия даже с самым глубокомысленным видом кивнула головой, прежде чем ответить.
-Варь, нет, ты, конечно, права. Там по поводу чувствовать, быть, любить и так далее. И где-то я это уже сегодня реально слышала. Но только молодость-то не с теле. А в башке. И пока ты башкой еще молодая, можно любые средства применять, чтобы и возможности были как в более молодом возрасте. Так что это не порок, это просто любовь к себе и жизни. Главное, чтобы никто не додумался для этого лоботомию делать. Потому что без мозгов можно и в детство впасть, а толку от этого для организма не будет, - заметила Филя, допивая содержимое баночки и избавляясь от нее, забрасывая одним движением в камин. По ее ощущениям скоро из камина должен был раздаться довольно громкий треск. Но вреда огню точно не будет. Огонь он все поглощает. Судя по реакции Черноморовой, общий треп ее вполне успокаивал. По крайней мере глас разума, которым сейчас выступала сама Багрова, был услышан. И умирание прекратилось, что уже заставило магспирантку улыбнуться. А уж после заверений Милены, что там еще полно подозрительных штучек, глаза Фили снова загорелись подозрительным азартным огнем. Ну что поделаешь, коль ее все время тянуло к чем-нибудь этакому. Да ее иногда родители использовали как поисковый заряд. Давали краткую инструкцию и запускали Фил в помещение, где надо было что-то найти. Не всегда она преуспевала, но покопаться и найти что-нибудь интересное всегда умудрялась. Так что ее совершенно устраивал такой подход. По крайней мере ей будет однозначно интересно копаться в старом барахле. Это ведь почти смысл ее жизни. Если подумать, что она и дальше будет впахивать вместе с родителями на дела света. А наличие проклятий и вампиров ее не пугало. Все-таки не зря же она кафедру себе выбрала связанную со сглазами и проклятиями. С ее талантов смешивания она могла и на практическую пойти. Но это было не так выгодно. Да и без покровителя оставаться не хотелось.
-Мил, расслабься и вспомни на какой кафедре я обучаюсь. А уж возится со всякой поганой сущностью я уже привыкла. Чай работа дома у меня всегда находится. А будут буянить – я их сама сглажу по-тихому. И будут шелковые, - заверила Ли, решив, что если такая ситуация, то Милс помощь в принципе не помешает. Иначе они реально без старосты останутся. А кто тогда отдуваться будет за все их нарушения? Лично Фил не хочется этого делать от слова совсем. Так что у нее в данном случае почти личные мотивы. Да и ей самой нравится, когда люди веселы и счастливы. А не страдальческим взглядом провожают окружающих и горько вздыхают. Так что все очень удачненько складывалось. Тем временем Милена окончательно ожила, особенно после того как Варя стала рваться грудью на амбразуру. И они всерьез решили все-таки спустить куда-нибудь эту траву.
-Главное, чтобы вы тут драконов ловить не начали. А то еще пожар устроите, - усмехнулась Оф, но вполне доброжелательно. Все-таки в данной ситуации она была пас. Зато вот отказ Черноморовой от Белинского ее слегка даже расстроил. Потому что сама Филя никогда против этого парня не имела. Как всякая свободная дама, она имела право косится в сторону этого очаровательного типа и тихо вздыхать, наблюдая за его виртуозными движениями. И быть абсолютно уверенной, что ее в этом деле не спалят. Потому что таких как она, вздыхательниц, у них пол Тибидохса. Если не больше. Тем временем жалобные стоны старосты светлых все-таки вызвали у Бейбарсовой призрак совести, и она отправилась разбираться с травой, которую уже успела вытряхнуть Черноморова. И если в Лерином случае для защиты требовалось какое-то там заклинание, то в случае Офелии – лучшая защита, это держаться подальше. Так что она пока не рисковала ползти в направлении остальных дам, хотя было всего-то пару шагов, если слезть с кресла. Но вот слушала она весьма внимательно. В талантах Валерии она и не сомневалась. Зато вот списочек ее так впечатлил, что она даже присвистнула и все-таки слезла с кресла, наклонившись над остальной рассевшейся компанией.
-Ничего себе порошочек профессор себе прикарманил. Его и продать можно за неплохую сумму. По крайней мере знающим людям, - сообщила светлая негромко, пытаясь вспомнить расценки черного рынка. Не, вообще она была светлой и все такое, но она никогда не клялась служить свету. Да и не обещала никому не использовать темные методы. В общем с совестью у нее конфликтов не было. Так что в выборе выражений она не заморачивалась. Зато утверждение Акварели на счет содержимого было явно ближе к истине. По крайней мере на счет расценочек и методов продаж подобного колдунья с ней была абсолютно согласна.

+3

16

мб я и гоню коней, но я хз чо еще делать хD

Милена знала, что Лера, которая строила из себя сильную и независимую, сдастся под их напором как молодая липка перед танковой дивизией. Черноморова тихо пырснула в сложенные лодочкой ладони, наблюдая, как Лера, покончив с яблоком, взяла аккуратными пальчиками мешочек с таким лицом, будто делала всем им великое одолжение.
Черноморова сразу же заинтересовалась тем, как Бейбарсова сотворила защитное заклинание, прежде чем высыпать и проверить содержимое мешочка. Пока Вэл перебирала в руки смесь, Лена внимательнее присмотрелась к желтому свечению, покрывающему руки темной. Девушка словила себя на мысли, что и не подумала бы о защите. Тряхнула бы себе на руки этой пылищи, да еще бы и принюхалась или того хуже в рот взяла бы.
«М-да, когда у тебя такая способность, - мысленно про себя размышляла светлая, - куда проще прыгать в неизвестность с головой. Для тебя неизвестность становится не такой уж и неизвестной. Хотя от такой мелочи типа праха оно не спасает», - Милс вскинула брови, рассмотрев в сером порошке прах. Она его столько не рассмотрела, сколько почувствовала. Остальное было трава травой, но вот подозрительная пыль обладала легким энергетическим шлейфом серого оттенка, недвусмысленно намекающего на свое происхождение.
- Так, дайте-ка сюда!
Милене показалось, что девушек смущало происхождение пепла. Только Филя не поменялась в лице. Она продолжала потягивать газировку, предоставляя подругам разобраться с травкой самостоятельно. Утвердившись, что сама по себе смесь была безвредна, Милена решила, что пора переходить непосредственно к действию. Конечно, можно было бы взять и проверить содержимое других мешочков: травы хватало на всех магспирантов! Но Милс была бы не Милс, если бы не решила идти до победного, тараня лбом любые ворота.
Подумаешь - пепел, подумаешь – прах, - бурчала Милена, пересыпая смесь из мешочка себе на ладонь. – Натуральное удобрение! А сколько в нем питательных веществ!
Пересыпав достаточное количество, Чернморова накрыла свободной ладонью ладонь с травкой и стала быстро перетирать смесь в руках, параллельно беззвучно проговаривая скороговоркой заклинание. Кольцо выбросило зеленую искру. А спустя пару секунд еще одну. После этого Милена прекратила мусолить смесь в руках. Она ссыпала ее на журнальный столик, старательно отряхивая мелкие кусочки травы от ладоней. Светлая морщилась и бурчала, мол, и так жарко, а тут еще и руки словно раскаленные.
От праха я изба… ну что за! – пепел весь оказался у нее на коленях. Девушка усердно принялась его стряхивать на пол. – Простенькое заклинание сортировки, сплетенное с чистящим. Дешево и сердито. Но в любом случае можно взять что-нибудь другое, если стрёмно брать оттуда, - Лена кивнула на травку, комочками разбросанную по столику. Травка выглядела так себе: изрядно измятая в руках Черноморовой, смесь выглядела словно она месяцами лежала в сырых подвалах. – Не знаю, что насчет самокруток, а вот трубку легко будет забить. Кстати, где-то у меня одна валялась…
Трубка, о которой говорила светлая, изначально ей не принадлежала. Владелица не требовала ее обратно, а Черноморова не спешила с ней расставаться. Как и многие вещи Лена любила оставлять на тот самый случай, который, возможно, когда-нибудь придет, но явно не сегодня и даже не через месяц. И вот этот день настал. Черноморова с улыбкой подумала, что Кирьянова одобрительно бы похлопала светлую по плечу. Собственно, трубка была ее, а сама хозяйка уже давно испортила светлую старосту, знакомя Милс с тусовками. Ох уж эта Кирьянова!
Милс с энтузиазмом рассмотрела девушек. Ей вдруг стало интересно, как она вообще со стороны выглядит? Староста светлого отделения, торчащая на травке? М-м-м, столько посылок для сплетен и слухов! Ей уже самой начало казаться, что вся эта затея не кажется ей здоровой, но тормоза были спущены, а в голове черти уже раскаляли котлы для ее рассудка. Раскурить травку уже стало идеей фикс, которая зудела внутри.
Хотя знаете, - сказала Милена, набивая смесью трубку, которую тут же телепортировала из своей комнаты, - они уже столько валяются, бесхозные, - Черноморова кивнула на коробку с мешочками. – Хмырь его знает, как оно там друг на друга повлияло…
Милена неуверенно опустила руки на столик, оглядываясь на компанию. Интуиция внутри шевельнулась, чуя во всей затее подвох, но тут же заглохло. Милена облизнулась.
Кого-нибудь это останавливает? – Милена вскинула брови. – Меня вот нисколечки!
Черноморова еще раз утрамбовала травку в углублении трубки, подожгла искрой и начала со вкусом раскуривать, словно всю жизнь только этим и занималась. Рассудок внутри вопил одуматься, подумать о своей репутации, но Черноморова легкомысленно отмахнулась. Светлая прислонилась спиной к дивану, выпрямила ноги, закидывая правую на левую, и блаженно затянулась.

+1

17

Хихикнув над Филиным предположением, что мешочек можно было бы загнать за хорошие деньги на черном рынке волшебных товаров, Лера с чувством выполненного долга завалилась обратно на диван, всем своим видом демонстрируя, что на этом ее деятельное участие в травокурении заканчивается.
-Клопп никогда ничего не продает, - улыбнулась девушка, - только меняется. А стоящих вещей у него ни под каким заклинанием не выменяешь! Разве что в карты может проиграть… Но я думаю, что он и знать не знает об этом гербарии, иначе бы уже давно где-нибудь его использовал, а сейчас тирлич-трава уже небось растеряла все…
- Лер, ты извини, но мне кажется, ты не права, - перебила девушку Аква, - Я отсюда вижу, что для папоротника слишком мало листочков и не такие зубчики. Вот она травка-забавка и есть. А остальное, включая порошок… Просто размешано-набодяжено, чтоб ее поменьше, а сам мешочек потолще, да и загнать подороже… - пожала плечами Акварель.
Бейбарсова демонстративно закатила глаза. Будучи закоренелым перфекционистом от кончиков ногтей до корней волос, Лера страшно не любила когда окружающие указывали ей на ошибки. Особенно, когда ошибки быть не могло. Ведьма достаточно внимательно изучила содержимое старинного мешочка и теперь готова была поклясться разрази-громусом, что продолговатые скрученные листочки принадлежали именно папоротнику, в простонародье именуемом кочедыжником. Впрочем, даже если бы у Леры еще оставались какие-либо сомнения, она бы все равно продолжила стоять на своем, такой уж она уродилась.
-Ты в каком журнале вычитала про эту травку-забавку? "Как стать знахарем за десять дней в домашних условиях"?! – снисходительно осклабилась Вел, отказываясь от импровизированной лекции по травоведению. Она внезапно поймала себя на мысли, что испорченное с самого утра настроение загадочным образом резко улучшилось. Заподозрив неладное, Лера задумчиво принюхалась к собственным рукам, в которых недавно держала растительную смесь. Как и следовало ожидать после применения чистуса-трубочистуса, руки пахли исключительной чистотой.  Жизнерадостно пожав плечами, Бейбарсова решила не заморачиваться. Насмешливо наблюдая со своего места за Милкиными манипуляциями с порошком, девушка вспомнила, что у нее осталось недогрызенное яблоко. Запустив руку в горшок с Лябой, Лера задумчиво пошарила внутри, так и не найдя ничего кроме жабы, не говоря уже об оставленном огрызке. Свесившись с края дивана, Вел с удивлением заглянула в горшок, откуда на нее недовольно глядела Аквина питомица, явно уставшая от повышенного внимания к ее жилплощади.
Решив, что ее огрызок умяло оголодавшее земноводное, Лера ощутила укол сострадания и, телепортировав банку мушек, припасенную для садоводческих экспериментов с венериной мухоловкой, щедрой рукой насыпала их в горшок.
-Бедная Ляба, опять сидишь на вынужденной диете? – приговаривала Лера горшку, умиленно наблюдая как толстая и ленивая жаба с глубокомысленным выражением на плоской морде уплетает лакомство.
– От праха я изба… ну что за!
Привлеченная Черноморовским воплем, Лера торопливо обернулась. Наблюдая как Милена усердно отряхивает колени от осевшего на них пепла, Вел не удержалась от смешка. Но, оказалось, что настоящая потеха ждала ее впереди. Грозная Тетька Черномор заявила, что у нее есть курительная трубка и, телепортировав ее, видимо, из спальни,  с серьезным видом принялась набивать ее смесью трав, лежащей на столике. И без того изрядно повеселевшая Лера заливисто рассмеялась, наблюдая за стараниями Лены.
– Хотя знаете, они уже столько валяются, бесхозные, хмырь его знает, как оно там друг на друга повлияло…
-И хмырь тоже не знает, Черномор, вообще ни один магсперт не возьмется давать прижизненных гарантий на эту дурь. Но это не должно тебя останавливать! – в своей ехидной манере подбодрила Лену ведьма. Вел ощутила в себе нетерпеливое возбуждение, наблюдая за Милс и Аквой. Она сама теперь не понимала, почему изначально была против этой затеи. Сложившаяся ситуация казалась невероятно комичной и изрядно забавляла собой Бейбарсову, так что теперь она бы прокляла любого, кто вздумал бы отговаривать светлых от идеи курения. Девушка даже подумала о том, чтобы записать все на зудильник для профессора Клоппа, который наверняка оценит такое зрелище и трижды пожалеет, что не присутствовал при раскуривании лично.
Лера телепортировала свой зудильник, прихватив из небытия еще пачку чипсов, которую поспешила открыть и протянуть Филе приглашающим жестом.
-Угощайся! – весело предложила девушка, - А то, что это за кино без вкусностей?!

Похрустывая чипсами, Лера с любопытством наблюдала как Милена, наконец раскурившая трубку, смачно затянулась.  На какое-то мгновение Лере показалось, что она увидела странное белесое свечение вокруг Милс, как будто вокруг нее парил призрак, но стоило ведьме попытаться рассмотреть это свечение, чтобы понять, чем оно вызвано, как все мгновенно исчезло.

http://sh.uploads.ru/FAldE.gif

Еще немного понаблюдав за Черноморовой, Лера все же решила, что свечение ей привиделось, что и не удивительно: в такую жарень, да при горящем камине, еще и нюхнув волшебных травок - и не такое привидеться может! Бейбарсова закинула в рот чипсину и, энергично работая челюстями, выжидающе уставилась на подругу, которой Милена протягивала трубку.

+1

18

Ничего не менялось, разговор с Офелией, всегда существуя в видимых рамках корректности, являлся чем-то поверхностным,  хоть и не впадал в любезность или, наоборот, формальность. Но всё, что происходило между ними помимо сотрудничества, носило какой-то слегка безнадёжный отпечаток. Словно ветер уносил шуршащие листья взаимопонимания их диалога, ставя между ними тончайшую стеклянную стену. Между ней и Оф всегда существовало какое-то… Даже стараясь проникнуть глубже, отнестись непредвзято и со вниманием, контакт с каким-то завидным непостоянством не шёл. Они были как 2 разномастные шестерёнки, зубчики которых не могли уцепиться друг за друга, чтобы их общение начало куда-то двигаться - уже даже не важно, в какую сторону. И никакое масло не могло этому помочь: только скрежет, царапанье, соскальзывание и вращение вхолостую.
Аква ничем не хотела её задеть, но видимо, всё-таки, царапнула на излёте. Девушка чуть поджала губы. Да что же с ней сегодня? Мухоморы виной? Обычно ехидствованием в сторону Багровой, да и вообще ехидством она как-то не занималась, не особенно прям жалуя это дело, и прибегая к нему только по необходимости. Но что-то, неясно что, разгоняло сейчас её кровь, заставляя быть быстрее, активнее, задорнее, разговорчивее и… «хуже». Уловив в её словах нотки саркастичного удивления, чувства упрёка к себе, едва появившись, пропало. И вновь они прошли по касательной, скользя лишь по поверхности.
-Варь, нет, ты, конечно, права. Там по поводу чувствовать, быть, любить и так далее. И где-то я это уже сегодня реально слышала. Но только молодость-то не в теле. А в башке…
Всё, что сказала ей Офелия, было чертовски логично и выверенно, но всё равно Акварель была с этим не совсем согласна. Где-то за этими безупречными логическими выводами и отстаиванием своей позиции таилось для неё что-то, вызывающее её противление.
- Да, всё это так, и каждый волен делать то, что он захочет, тем более с собой и своим телом. Мне неприятна мысль о старости, но… - говоря, девушка взмахнула руками. Как известно, мы прибегаем к жестикуляции, когда нам не хватает слов. Мысли её немного смешались. В конце-концов, она никогда не думала об этом, и ей было сложно формулировать, размотав клубок ощущений из своей головы и души, превратить его в ровные петли шарфа стройно высказанной мысли. Акварель приподняла голову вверх, облизывая верхнюю губу, словно пробуя свои ощущения на вкус.
- Но молодость, эта молодость, - и молодость душой разные вещи. Молодость душой, сохранившей запал и задор, но всё равно уже более опытной, и подновлённым пожившим телом это всё равно другое. Так что… Я выбираю стареть, и стареть тогда и так, как положит Время, пусть сейчас мне это и дико. А вы, если хотите, бегайте по утрам, закаляйтесь и пейте микстурки  – наконец докончила она. А для неё вопрос о том, как будет дальше, вопрос поддержания формы, соответствия… Аква улыбнулась, распространяя собой какую-то юную радость жизни, которую распространяла собой как ауру, как аромат, даже не думая о том. Улыбка и вид её сами по себе говорили о многом. По ней всегда было видно, что уж она то останется душой вечно юна, как пробившийся сквозь мёрзлую землю желтый одуванчик, и что старость тела не станет ни помехой, ни контрастом; что она будет одной из немногих приятных старушек, для которых даже сколько-то-тысячное утро её жизни будет ярким, новым и солнечным, несущим что-то хорошее или просто хорошим, без всяких причин, а молодость тела просто отступит и уйдет на второй план, что тогда это будет естественно и неважно. А её мимолётный испуг и сожаление – тоже вполне естественное проявление молодости, только-только делающей робкий шаг во взросление. На этом недостолкновение двух мнений и окончилось, и каждая снова осталась при своём. Разговор теперь покатился в сторону того, что может случиться, если содержимое мешочка будет не таким безобидным.
- Главное, чтобы вы тут драконов ловить не начали. А то еще пожар устроите – хмыкнула Багрова.
- Не, уж чего-чего, а драконов сегодня не будет точно – уверенно заявила Акварель. Она верила в то, что Вселенная повторяется пусть и охотно, но не на каждом шагу, а раз дракончик у Милс сегодня уже был, значит, непременно приключится, если и приключится, что-то иное.
- Раз не участвуешь – тебе остаются последствия – весело развела руками она. - Каждому своё.
Лера же тем временем решила опровергнуть её знания в магическом травоведении, и совершенно напрасно. И в лекарственных, и не в лекарственных травах и растениях Аква разбиралась ничуть не хуже Бейбарсовой. В конце концов, не она, а именно Поклёповна наполовину обитала в магпункте. И всё то, что произрастает на острове знала на вид, запах и на ощупь, а что не произрастало, а доставлялось или могло быть доставлено, знала из справочников или, как упомянула Лера, журналов. Вел, сама того не зная, попала в яблочко. Скучая не так давно в пустом магпункте, девушка лежала на одной из коек, выжидая, когда спадёт ненавистный полуденный зной. Заняться было настолько нечем, что она даже взяла в руки оставленный пятикурсницей с её же бывшей кафедры журнал. Это был магический научпоп в области магического травоведения, но с дольками политики.  Точнее, повествующий не только как о давно известных, но и недавно открытых свойствах магических ингредиентах, но и о событиях на мировой политической арене, так или иначе связанной с ними. Обычно, попялившись на магографии, Аква откладывала все журналы в сторонку без интереса, но была там интересная иллюстрация на другой странице, которая содержала сравнительную характеристику внешнего вида листа разрыв-травы, папоротника и ещё одного растения, правильное название которого выкатилось из головы Акварели ввиду как и того, что видела она его в первый раз, так и того, что в лечении оно никак не применялось. В народе оно звалось травкой-забавкой, вызывая различного рода галлюцинации и эйфорию. А статья была, собственно, о том, очень сильно участились случаи безнаказанного провоза этого растения через Магможню, потому как сия травка выдавалась ушлыми контрабандистами за сушёные листья то первого, то второго. Различие их было ощутимее, когда растения были «свежими» - забавка имела более выраженный зелёный цвет, лист её был длиннее и уже, а зубчики меньше и толще, а сами стебли растения были ниже, тоньше и имели больше ответвлений. Но у скрутившихся от сушки листьев найти различия было практически невозможно, если не знать, где и как искать. До этой статьи Аква и сама не знала ни о какой травке-забавке, но вот уж действительно, как ни уворачивайся от образования, что-нибудь, да всё равно налипнет. Причем, на самые неожиданные места из самых неожиданных мест.
Но умничать Аква не стала, не в её было это правилах, так что  от воздевания  пальца к небу и от вещания  о некомпетентности Бейбарсовой именно в этом конкретном случае Поклёповна отказалась, благо она знала, что вот Лера как раз начнёт врубать всезнайку и зануду. Так что она просто дружелюбно показала ей язык, ответив:
- Слишком долго. Взяла у Абдуллы однодневный экспресс-курс «3 абзаца и эксперт»! Применим ко всем областям, от драконбола до некромагии. Жаль, попался под руку уже после выпускных экзаменов – папуля был бы рад моим высшим баллам по всем предметам. – улыбнулась она, якобы признавая Леркину правоту.
- Ойййй… Не надо было, Лерусь – охнула девушка, оправляя сарафан, на то, что Вел тоже решила прикормить жабу. – Она и так сильно поправилась, еле прыгает, обленилась! Я её уже неделю стараюсь кормить поменьше, а то…
Впрочем, переживания её были поверхностны и никакой трагедии от того, что Лябу щедро угостили, не случилось, от щедрого подношения смерть от переедания жабе всё же не грозила.
Тем временем совершившая затяг Милс протянула ей трубку и блаженно вытянулась на диванчике. По лицу её поплыла улыбка, какая-то другая, ответственной и горячей Милс совсем не свойственная.
Отступать некуда – позади Тибидохс – подумала девушка, и несколько неуверенно поднесла трубку к губам. Она не боялась, но затруднение заключалась в том, что девушка ни разу не курила, и как именно всё это происходит, не понимала.
Эээ…  «затянуться» это значит глубоко вдохнуть?
Предельно выдохнув, словно задувала свечи на своём столетнем юбилее, она со всей силы втянула в себя трубку, подавившись горяченным дымом непонятного вкуса, попавшим сразу и в гортань, и в нос, и в глаза, и, наверное во все органы восприятия, заставив её сильно раскашляться и плюхнуться на кресло. Горло жигануло, рот наполнился слюной, а глаза – слезами и тут же покраснели.
- Кха-кха! ДРЕВНИРОВЫ КАЛЬЦОНЫ! Кха! Кха! Да чт… Кхххаа!
Акварель бешено хватала ртом воздух.
Надо было спросить… изначально…
Из-за неправильного затяга и моментального выталкивания всего того, что она вдохнула, улыбка по её устам, как у Милены, не поползла, и блаженства она пока не ощутила - да и пока его перебивали негативные ощущения от кашля, сотрясавшего её тело, но и её чуть расслабило. Освещение комнаты сменилось с апельсинового на какое-то… сиренево-розоватое. Поклёповна тряхнула головой. Это было странно и непривычно.
- Кхххх… Блин! Как это правильно делается вообще?
Выражение лица у неё было наивным и немного сконфуженным - выглядела она малость комично. Бралась за трубку, как отпетая оторва, а опростоволосилась, как семиклассница, впервые взявшая сигарету за углом школы. Впрочем, она всегда сначала делала, а потом уже думала. Если думала.

+1

19

Многословный ответ Вари заставил Офелию только глубокомысленно кивнуть. Нет, ну серьезно. У каждого свое мнение. Она высказала свое, Акварель не согласилась. Все довольны, никто не согласен. А закаленность и правда делает чудеса. И еще много что. О чем светлая знала теоретически, но испробовать еще не успела. Но какие ее годы. Зато уверенность Поклеповой в том, что драконов не будет была уже сейчас. И лично сама Филя не была бы так уверена в этом факте. Если они уже были у Милс, это не значит, что они были у кого-то еще. Вот сейчас накурят они тут и придет Поклеп пылая праведным огнем. И влетит всем. Даже Акве. Вот чем не дракон? Вопрос продажи и глупости профессора Ли решила дипломатично опустить. Ну скажет она, что Клопп дурак. Ну Миленка расстроится лишний раз – нафиг это надо? Так что она только оторвалась от созерцания процесса изучения травы и выпрямилась в полный рост. Вообще стоило бы подвинуть всех этих диванных принцесс, но Филе было лень, так что она просто села на ковер, обняв себя за колени. А потом и вовсе легла, раскинув руки, но так и не разогнув ноги. Отсюда наблюдать за развлекающимися девчонками было интереснее. Ракурс другой. Закатывание глаз в исполнении Бейбарсовой заставило ее тихо хихикнуть. Благо с самой Лией сейчас никто не спорил – повода по ее направлению не было. Процесс осваивания мешочка из запасов профессора шел полным ходом. Офелия была вообще не курящая и не особо одобряла вот это вот, что сейчас пытались сотворить по сути ее состайницы и подруги. Правда к ним она причисляла не всех, но это вовсе не означало, что она бросит единственную не попавшую в ее краткий список подруг. Вот будь тут Элли, девушка бы даже бровью не пошевелила. Не любила она эту маленькую вертихвостку. А за остальных еще можно было побороться. Наблюдать за Черноморовой, проявляющей активность в очищении травушки-муравушки было забавно. Особенно учитывая, что она все-таки умудрилась накосячить. Но у кого косяков не бывает? Зато вот намерение раскурить эту траву, по мнению самой Багровой было не самым разумным. Но староста с таким удовольствием набивала трубку, что магспирантка просто любовалась сие действием со стороны и тихо посмеивалась. Главное, чтобы дамы не сильно траванулись этим. А то придется их пундусом и искать кого-нибудь из мужчин, чтобы помогли дотащить этих несчастных до их комнат. И потом держали язык за зубами. Почти проблема в привлечении. Потому что у самой Фили было два человека на примете, которые могли стать идеальными грузчиками женских тел. Но один был ленив, а второй слишком болтлив. Так что проблема была все еще актуальной. Рассуждения на счет того, что при взаимодействии разных веществ травка обрела новые свойства уже, радовали отдельно.
-А меня бы остановило. Только я уже сказала, что я пас. Иначе кто потом будет искать кого припрячь для переноса ваших тел, - произнесла блондинка и улыбнулась, поняв как двусмысленно прозвучала эта фраза. Потому что тела могут быть и не очень живые. Это при пессимистичном варианте развития событий. Но в этом плане Оф не была такой уж кровожадной. Другое дело – поняли ли это девушки, это еще вопрос. А то фамилия-то у нее говорящая. Судя по виду Валерии, та тоже решила послать это развлечение ко всем чертям. Да еще и заснять все это. А Багрова решила, что кадр попадать точно не хочет. Да и чипсы тоже были неплохим аргументом. Пришлось оторвать свою тушку от ковра и передвинутся куда-нибудь, где ее не засечет зудильник темной и заодно поближе к вредному лакомству. О том, что оно отложится на талии девушка вообще не беспокоилась. Тренировки не дадут жиру не единого шанса. Реакции от травы на Черноморовой пока заметно не было. Зато за трубкой потянулась уже и Варя. Но только та решила, что ей терять точно нечего. И затянулась настолько капитально, что Офелия уже успела всерьез задуматься о трупах. Мало ли чего наглотается. А потом думай, как от отравления спасать. Потому что вряд ли у них будет время искать какие-то особые травки, даже если Лера раздвоится и будет делать все в три раза быстрее. Однако, кажется это пока не понадобилось. Потому что любительница рискованных затягиваний уже кашляла и вопила. В результате Лия только тихонько постучала ту по спине. Ногой. Но зато из лучших побуждений.
-Ты бы что ли с Миленки пример брала. Кто ж так первый раз в затяг уходит, - даже слегка сочувственно выдала девушка, размышляя, что сама она может похвастаться только курением кальяна. И никому об этом не расскажет. Потому что это было вкусно. Но компания у нее была мягко говоря странная. И вела она себя в тот вечер тоже очень компроматно.

0


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ИСЧЕЗАЮЩИЙ ЭТАЖ » Почему нельзя воровать у Клоппа [24.08.2029 г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC