Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра?

Объявление

  • Доброго здоровьечка, многоуважаемые маги, магвочки и магессы!
    От лица белых и черных магов, мы рады приветствовать Вас в школе магии для трудновоспитуемых волшебников Тибидохс, расположенной в море-океане на о.Буяне. Припаркуйте свой пылесос возле подъемного моста и поскорее проходите в Зал Двух Стихий, пока двое из ларца не раздали все скатерти-самобранки.
    Для Вашего удобства предусмотрительный Поклеп Поклепыч раздобыл в Тибидохском музее волшебный путеводный клубочек, который поможет вам освоиться на о.Буяне и не быть сожранными хмырями в недрах Безымянного подвала:

  • ТИБИДОХСКИЙ ПРОФСОЮЗНЫЙ КОМИТЕТ
    Cо всеми возникшими вопросами можете обращаться к сим чародеям.
    Лера
    Валерия Бейбарсова
    Обладательница титула Мисс Черная Подводка, предводительница народного восстания и идейный вдохновитель волшебного мира.
    Юля
    Юлианна Могилова
    Гремучая смесь эмоционального характера с врожденной способностью к интуитивной магии, она же разбойница из Арапса по прозвищу Берта Череп.
    Егун
    Евгений Ягунов
    Достойный представитель рода Ягунчиковых, он же язык без костей, он же неугомонный играющий комментатор и все комментирующий игрок, капитан сборной Тибидохса по драконболу и свой в доску парень.
    Баюн
    Баюн Котофеевич
    Всеведущее недремлющее око, великолепный сочинитель и рассказчик, игровых дел мастер по совместительству.


    СРОЧНЫЙ МАГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК
    Жители всего магического мира с нетерпением ждут возвращения этих волшебников!
    МагцияМагцияНужные персонажиХотим видеть

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ТИБИДОХС » Следствие ведут магспиранты [09.09.2030 г.]


Следствие ведут магспиранты [09.09.2030 г.]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s9.uploads.ru/uqkM5.png
«Недаром закон подлости, самый соблюдаемый закон во всем неписаном законодательстве, гласит, что в ответственный момент найти можно всё, кроме того, что тебе нужно.»
СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ МАГСПИРАНТЫ

♦ Действующие лица: Поклеп Поклепыч, Александр Бейбарсов, Мальвина Зализина, Ефросинья Смехова, Офелия Багрова, двойник Акварели Поклеповны, двойник Милены Черноморовой;

♦ Дата и место действия: 9 сентября 2030 г., о.Буян, Тибидохс;

Описание:
Лето осталось позади. В стенах Тибидохса сонные и расслабленные ученики лениво включаются в учебный процесс. Не менее сонные и разленившиеся за летние каникулы магспиранты собираются на общее собрание магспирантов, на которое вместо Зигмунда Клоппа приходит Поклеп Поклепыч. Хмурый более обычного завуч объявляет, что в связи с исчезновением некоторых старшекурсников и магспирантов, сегодня занятий у магспирантов не будет, вместо этого все отправляются разыскивать пропавших товарищей, в пределах острова Буяна, разумеется. Сообщив, что на данный момент достоверно известно об исчезновении Милены Черноморовой, Акварели Поклеповны, Дмитрия Валялкина и Леры Бейбарсовой, Поклеп быстрым шагом удаляется искать пропавших.  Строя свои невероятные предположения, магспиранты расползаются по острову и в ходе поисков находят таки большую часть своих коллег в самых разных местах, но вот найденыши, как оказалось, не помнят даже собственных имен.

цели квеста: обнаружить попавших в наш мир двойников и выявить у них полную потерю памяти.

+2

2

То, что утро понедельника обещает быть крайне скверным, завуч заподозрил еще накануне вечером, смазывая разнывшиеся суставы ядом болотных гадюк. Если у лопухоидов суставы ныли к перемене погоды, то у Поклепа Поклепыча с возрастом выработалась чувствительность к неприятностям. В последний раз у него так выкручивало конечности перед пробуждением колодца Посейдона, правда, тогда еще и поясницу постреливало, так что даже "болеус-обуздатус" не помогал, пришлось идти к Ягге за целебным снадобьем. Этим вечером, к счастью, обошлось без походов в магпункт, но и той мимолетной боли было достаточно, чтобы предупредить Поклепа о надвигающейся опасности. Какого рода опасность и откуда ее ждать Поклеп не знал, и от этого только сильнее нервничал. Как известно, ожидание битвы выматывает куда сильнее, чем само сражение. Терзаемый опасениями и мрачными мыслями, завуч полночи проворочался в постели, то и дело, привставая, чтобы проверить оповещающие талисманы на предмет срабатывания охранных заклятий. Уснуть Поклепу Поклепычу удалось лишь далеко за полночь, когда над островом Буяном разразилась настоящая буря, явно магического происхождения. С первыми раскатами грома, Поклеп соскочил с кровати и подлетел к окну, в темноте ушибив мизинец на левой ноге об ножку стола. Чертыхаясь и потирая ушибленную конечность, завуч все же выглянул в окно, за которым начиналась непроглядная тьма. Черные тучи плотным покровом затянули ночное небо, скрыв от наблюдателей звезды и молодой месяц. В воцарившейся темноте едва различимо чернели очертания соседней башни, а когда по стеклу с силой забарабанили дождевые капли, весь внешний мир расплылся одним неразборчивым чернильным пятном. В свете блеснувшей молнии Поклеп Поклепыч отчетливо увидел в окне свое бледное отражение со злобно блестевшими глазками-льдинками.  Привидение еще несколько раз показалось в оконном проеме и, в конце концов, горестно вздохнув исчезло, это Поклеп вернулся в успевшую остыть постель. Теперь, когда грозящая Тибидохсу опасность приняла вполне осязаемую, но, увы, не располагающую к борьбе, форму, нервное напряжение и страх перед неизвестностью исчезли, уступив место мрачному фатализму. Накрывшись с головой одеялом в тщетной попытке отгородиться от всего мира, завуч подумал, что утро вечера мудренее и практически сразу отключился, словно кто-то произнес над ним "пундус-храпундус".
Проснулся Поклеп по старой привычке на рассвете, с явным чувством недовольства, хотя пока и не мог припомнить, чем оно вызвано. Ежедневный распорядок дня за годы службы был отработан до мелочей: приведя себя в порядок, завуч первым делом шел проверять охранные заклинания, после чего брал в Зале Двух Стихий побольше рыбы и отправлялся желать доброго утречка любимой русалочке, возвращаясь от которой как правило мокрым, но счастливым, заглядывал в магпункт к Авуше, откуда они вместе отправлялись на завтрак в Зал Двух Стихий. Сегодня утром все пошло наперекосяк, стоило Поклепу мельком выглянуть в окно. Привлеченный щебетом птиц, мужчина с необъяснимой тоской посмотрел в небо, размышляя о том, что скоро на смену солнечной осени придет снежная зима, и небо уже не будет таким пронзительно голубым и ясным. Повинуясь порыву, завуч распахнул окно и полной грудью вдохнул свежий воздух, наполненный неповторимым запахом  солнца и влажной земли. Умытый ночным дождем мир сверкал на солнце, точно новый пылесос и все внутри отчаянно хотело радоваться такому прекрасному дню, но отчего-то не выходило. На душе завуча лежал большой камень непонятного происхождения, мешавший  всецело придаться ликованию. Задумчиво почесав грудь, Поклеп перевел взгляд вниз на сам остров, как ему мгновенно припомнились все давешние переживания и опасения. Схватившись за голову, мужчина с ужасом осматривал последствия шторма. Солнце отражалось в поверхности глубоких луж, поваленные деревья в Заповедной Роще осуждающе указывали в небо оголенными корневищами, руины сторожки Древнира окончательно скрылись под водой, и теперь о них напоминала лишь торчавшая над поверхностью печная труба.
Подскочив на месте, Поклеп бросился метаться по комнате, как загнанный зверь, поспешно собираясь и умываясь. С прытью, которой трудно было ожидать от человека его возраста, мужчина выскочил из комнаты, забыв запереть окно. Первым делом завуч растолкал циклопов, разослав их в разные уголки школы с повелением все осмотреть и обо всем ему немедленно доложить. Сам Поклеп, прихватив пару циклопов в качестве грубой силы, осмотрел лестницу атлантов и Зал Двух Стихий, которые к счастью никак не пострадали от непогоды. Покинув школу, процессия возглавляемая завучем направилась вглубь острова, где освободила попавшего под повалившийся дуб единорога, которым после вызволения из плена тут же занялся Тарарах. Пока все занимались спасением несчастной животины, к Поклепу подоспели первые разведчики с донесениями. В башне Привидений протекает крыша, затопило Черноморовский чердак с артефактами. Сильным порывом ветра унесло за пределы Гардарики одного из ангарных джиннов, усмирявших разбушевавшихся ночью драконов.
Ну, подумаешь ангарный джинн, не велика потеря, вернется когда-нибудь! А вот с чердаком повозиться придется, в прошлый раз мы кровлю заклинаниями латали, теперь видно менять все надо к Лигуловой бабушке…
Пока Поклеп прикидывал с чего начать ремонтные работы, попутно проклиная Лигула вместе со всей его родней женского пола, он и не заметил, как к нему приблизилась Ягге, размахивавшая руками, чтобы привлечь завучевское внимание.  Старушка выглядела взволнованной и запыхавшейся, из-под сползшего во время торопливой ходьбы платка выбивались пряди седых волос.
-Поклеп Поклепыч, Авуша…
Одного начала было достаточно, чтобы поглощенный хозяйственными заботами завуч испытал вначале укол совести, оттого что не убедился в целости и сохранности обожаемого чада, перед тем как приступить к устранению причиненных стихией потерь,  а уже потом всеми мыслями Поклепа всецело завладели отцовские переживания. Как и большинство родителей, обзаведшихся детьми в преклонном возрасте, Поклеп Поклепыч отличался чрезмерной опекой, грозившей перерасти в тиранию, будь его дочь малость восприимчивей к отеческим нотациям. Учитывая, что Ягге редко покидала магпункт из-за пустяков, Поклеп, как и любой сердобольный папаша, мгновенно предположил самое худшее и заранее схватился за сердце.
-… пропала где-то, с самого утра нигде не могу ее найти! – тем временем продолжала богиня. У Поклепа закололо сердце, отняло ноги и потемнело в глазах. Если бы не предприимчивая  Ягге, схватившая оседающего завуча за руку и усадившая на травку, Поклеп наверняка бы рухнул рядом с пострадавшим единорогом как Мамзелькиной подкошенный. Кровь все еще стучала у него в висках, когда ясное небо перед глазами загородило ссохшееся лицо древней богини.
-…принять триста капель эфирной валерьяны! – донесся до Поклепа встревоженный старушечий голос.
-Какая валерьяна?! Как можно думать о какой-то валерьяне в такой момент?! – прохрипел Поклеп, пытаясь подняться, опираясь на протянутую руку богини, - Мы должны немедленно отправить всех на поиски! Оповестить циклопов, джиннов, привидений и этих, как их… - поднявшись, наконец, на ноги мужчина пощелкал пальцами, пытаясь нашарить в голове ускользающее слово.
-Домовых? – услужливо предположил питекантроп.
-Русалок?
-Древнир с вами! Только не русалок!!! Ни слова русалкам, я вас прошу! – побледнев, Поклеп пошатнулся, грозясь снова свалиться на землю, но устоял на ногах, - Купидонов! Надо разослать поисковых купидонов!
Выпрямившись, мужчина единым усилием воли обуздал охватившую его панику. Выпутавшись из заботливых рук Ягге и отмахнувшись от предлагавшего помощь Тарараха, завуч помчался обратно в школу, без особой надежды заглянув по дороге в любимые Акварелины пруды. Завуч собирался обыскать Жилой Этаж, да что там, Поклеп перевернет всю школу вверх дном, если понадобится, но дочь из-под земли достанет, голыми руками вырвет из лап самого свирепого дракона… В этот момент героичные мысли завуча были прерваны телепатическим посланием от академика Черноморова, требовавшего немедленно зайти в его кабинет.
-Академик, если вы насчет крыши башни Привидений, то я…
-Чума с ней, с башней! Скорее в мой кабинет, у нас чепэ! 
Устало проведя рукой по лицу, мужчина, в который раз, задался вопросом, почему он не стал судебным приставом, как хотела его мама. Нерешительно потоптавшись перед лестницей, ведущей к Жилому этажу, Поклеп все же тяжело вздохнул и помчался через Зал Двух Стихий в башню Привидений, где находился кабинет главы Тибидохса. В Зале Двух Стихий, как успел заметить Поклеп, не было никого из преподавателей, и за порядком следил один только Иван Царевич. Грудь Царевича выпячивалась колесом, распираемая чувством собственной важности. Махнув на молодца рукой, завуч направился прямиком в кабинет академика, где его уже ждали коллеги. Происшествие, в самом деле, оказалось чрезвычайным.
А я-то, старый дурак, еще за крышу переживал!
Оказалось, что вместе с ночной бурей из школы волшебным образом исчезли некоторые ученики, причем магия, замешанная в этом исчезновении, была не шуточная, ее не остановило и не опознало ни одно охранное заклинание, да что там, даже Гардарика ни разу не сработала. Тем не менее, пропали, по меньшей мере, шестеро магспирантов, среди которых оказалась не только дочь Поклепа, но и староста светлого отделения, Милена Черноморова. Волосы на голове доцента Горгоновой, стоявшей позади академика, положив руку ему на плечо, не то, успокаивая супруга, не то, самой пытаясь сохранять спокойствие, неустанно шипели, грозя обратить собравшихся в каменные изваяния. Присутствующие в кабинете преподаватели предусмотрительно смотрели в пол, из-за чего напоминали нашкодивших учеников. Завязался горячий спор о том, как лучше искать пропавших детей, каждый предлагал свои способы, имевшие явное преимущество над остальными. Сам Поклеп считал, что оставшихся учеников следует надежно запереть и оставить под присмотром Готфрида Бульонского, пока он с циклопами и богатырями прочешет остров, но его идею не поддержал ни академик, ни сам Бульонский. Пока преподаватели спорили, время шло и завтрак подходил к концу, вот-вот должны были начаться занятия.
-Не будем впадать в крайности! – решительно заявил Сарданапал, - занятия должны идти своим чередом, ни к чему пугать учеников. Зигмунд, приготовь, пожалуйста, поисковое зелье, а ты Поклеп, возглавишь поиски пропавших, как и собирался…
-У меня сейчас собрание у магспирантов, - вяло возразил Клопп. Его можно было понять, вместе с остальными студентами пропала и его ассистентка, Валерия Бейбарсова, так что теперь вместо того, чтобы руководить процессом приготовления зелья, сидя в любимом кресле, профессору предстояло самому встать к котлу, что не вызывало у него приступов энтузиазма.
-Я позабочусь о твоих ненаглядных магспирантах! – неожиданно вызвался Поклеп, - Вместо того, чтобы шататься без дела и устраивать пакости, пусть лучше помогут в поисках пропавших!
К его удивлению, идею Поклепа все поддержали и, не теряя времени даром, завуч поспешил откланяться, с молчаливого согласия профессора Клоппа.
Собрания магспирантов проводились в одном из кабинетов Большой башни, каждый понедельник после завтрака. Влетевший в кабинет Поклеп Поклепыч с такой силой хлопнул дверью, что со стены сорвался портрет Нигдаса Тудойсюдовича, темного мага, известного своей страстью к параллельным мирам, и бывшего хозяина данного кабинета. Раньше, профессор Тудойсюдович проводил здесь занятия по изучению параллельных миров, но после его исчезновения, кабинет долго стоял без дела, пока Зигмунд, покровитель чародейской науки в стенах Тибидохса, не убедил Сарданапала уступить кабинет профессора Нигдаса для его занятий с магспирантами.
Оживленные разговоры, до этого наполнявшие небольшую залу с высокими окнами, разом смолкли. Завуч, не оборачиваясь, выстрелил в упавший портрет красной искрой, возвращая его на положенное место. Под удивленными взглядами магспирантов, мужчина прошел вдоль первого ряда парт, остановившись в самом центре. В угнетающей тишине отчетливо было слышно его учащенное дыхание.
-Что, мои сладкие, тяга к знаниям в кои-то веки пересилила тягу к разгильдяйству?! – вместо приветствия Поклеп обвел учеников своим проницательным холодным взглядом,  - Как часть из вас могли заметить, здесь отсутствуют некоторые ваши коллеги. Староста светлого отделения Милена Черноморова, Дмитрий Валялкин, Анастасия Багрова, Валерия Бейбарсова и Юлианна Могилова, а также моя дочь Акварель.
Произнеся имя дочери, мужчина какое-то время помолчал, борясь со скверными мыслями, но, в конце концов, взяв себя в руки, продолжил.
-Пока ваш драгоценный профессор Клопп колдует над поисковым зельем, мы с вами займемся поисками старым проверенным способом: прочешем остров от прибрежных скал до крыши башни Привидений… кгхм… нет, на крышу не ходите, туда я пошлю домовых… кгхм-кгхм… Так, разбейтесь на поисковые пары, по одному не ходите! Увидите что-либо странное, немедленно известите меня заклинанием! Надеюсь, вы их за лето не забыли?!

Отредактировано Поклеп Поклепыч (2017-02-26 19:59:00)

+3

3

Бейбарсов внимательно смотрел на преподавателя. Само его появление на факультативе уже не сулило ничего хорошего, но заявление о пропаже магспирантов, оказалось самой настоящей неожиданностью. Ещё вчера он, как всегда, шутливо наехал на Леру по какому-то пустяку, получил от неё по голове чем-то тяжелым и ушел обратно к себе, в приподнятом настроении. Ну а что? И с сестрой поругался, и не скучно, но после этих новостей, Саша даже от части пожалел, о своем поступке. Слушать преподавателя он пытался чуть более, чем подавить внутри себя панику рациональным мышлением. Вот сейчас, осознав, что мелкая пропала, Александру хотелось одновременно: дать кому-то в зубы, но увы, объект его издевок, насмешек и просто груша, для отвода нервов  - Валенок, пропал вместе с ней! Ещё Саше хотелось напиться, но и тут западло! Серебристая фляжка, которую подарил Илья на двадцатый день рождения, и в которой Алекс так бережно ныкал стыренный у отца ром - тоже испарился вместе с Лерой! Не ребенок, а сплошное несчастье! Но даже во всем этом цирке абсурда он пытался подавить в себе нарастающую панику. Самое страшное, он даже не мог встать и поругаться с профессором! В любое другое время, он бы поднялся со стула и наехал на него с вопросами в стиле "И как самая безопасная в мире школа несколько студентов проворонила" и.т.д. Увы, состояние Поклепа Бейбарсов понимал отлично, ведь среди пропавших - его дочь и состояние профессора понималось отлично.
Алекс глубоко вздохнул, переглянулся с Мальвиной и поднялся со своего сидения.
- Прочесывать Тибидохс и все земли рядом, это, конечно, идея хорошая, но вы, профессор, забываете, что пропали студенты, люди, а не мешки с картошкой. - да, он прекрасно понимал что говорит. Прежде чем сразу предлагать свои мысли, он собирался направить на них Поклепа. То, что собирался предложить Александр могло немного пошатнуть шаблоны привычного устройства Тибидохса, но, экстренные времена требуют экстренных мер, для достижения намеченной цели было необходимо немного вывести профессора даже из видимого морального равновесия. Необходимо было задеть за живое, незаметно упрекнуть, ведь только тогда был шанс осуществить задуманное. Почему? Поклеп тоже потерял родственника. Следовательно, вероятнее всего, в состоянии, когда его сознание будет открыто, а именно в момент нервного срыва, он, с большой долей вероятности согласится на предложенное. Ведь он тоже заинтересован в розыске пропавших. Почему? Пропала его дочь, а свои, личные мотивы, человек преследует куда более рьяно, нежели общественные:
- Для начала, как вы правильно сказали, следует разбиться на группы, но поддерживать связь не только с вами, но и с остальными. Далее, предлагаю разбить Остров на "квадраты". Так поиски будет вести удобнее и это немного  рационализирует поиски. Пусть ученики младших курсов ищут тут, в Тибидохсе и на ближних территориях. В то время как старшие прочешут лес. Плюс, я настаиваю, да, именно так, на том, чтоб отправить купидончиков с сообщениями родным пропавших. Пусть подключаются к поискам. И я пошлю запрос Мефодию, на Большую Дмитровку. Неизвестно где студенты, а ресурсы для поиска нам необходимы все, включая родителей, каждого, кто захочет помочь и наконец... я думаю, что в такой ситуации необходимо принять помощь даже от мрака. - Закончив свою речь, без всякого пафоса и излишней манерности, Саша положил учебник в сумку, попутно закинув туда перо, чернила и тетрадь. Дальнейшие его действия были просты и понятны для каждого.
- С вашего позволения. - дежурным тоном обронил молодой человек и направился к выходу. На лице, как всегда, была маска пофигиста и редкостного циника.  Как всегда от него перло самообладанием и дорогим одеколоном. Со стороны могло показаться, что этот человек ничего не способен чувствовать или испытывать, но нет. Те, кто знал Сашу чуть ближе, чем с расстояния вытянутой руки, могли сразу сказать - он был одновременно в панике и ярости. Ему хотелось, словно древнему берсерку, просто пойти и устроить локальный катаклизм в ограниченных масштабах. Почему? Ответ прост - пропала Лера. Нет, она не была важнейшим человеком во вселенной, да и сточки истории, как и каждый, была не более чем фактом, не меняющим её ход... вот только для Бейбарсова она была сестрой, а сейчас "комплекс старшего брата" дал о себе знать. Безусловно, после её нахождения (если, конечно, её найдут), он как всегда разыграет нечто в стиле: "А где ты была? А ты пропадала? А я и не заметил", как делал это регулярно, но только не сейчас. Он должен был действовать, найти мелкую и разыграть это самое, уже всем известное шоу. Не меньше, что странно, из пропавших, ему было интересно найти каждого, но вот про одного персонажа следовало сказать отдельно и им был, как это не странно, Валенок. Нет, к этому жалкому, абсолютно беспомощному куску собачьего корма некромаг не питал ненависти, да и вообще, если честно, был абсолютно безразличен к этой персоне. Сашу беспокоило другое. Он пропал вместе с Лерой и ещё несколькими ученицами. А вдруг Валялкин захочет отыграться за все и сделает с Бейбарсовой то, что сам Александр делает довольно часто со старшей сестрой вышеупомянутого Валенка? Нет, конечно, родней они были только биологически, но тем не менее. Вот эта мысль напрягала. От отца, он слышал о Валялкине - старшем, человеке, который во время магической дуэли спрятался под столом и дрожал как кролик. Дети часто копируют своих родителей, и если подобные рассказы были об отце, то не удивительно, если и сынок окажется одного куста овощем. Рука Саши легла на дверную ручку и повернула её. Он хотел все быстрей выйти из этого зала и приступить к поискам, а не тратить время на бесполезное обмусоливание проблемы.

Отредактировано Александр Бейбарсов (2017-04-09 09:57:35)

+5

4

Понедельник - день тяжелый, знают и помнят все. Мальвина прекрасно отдохнула на кануне и ей абсолютно не хотелось разгребать навалившиеся на неё задания от Поклёп Поклёпыча. Преподаватель защиты от тёмных духов спуску никогда не давал, и малейшее не выполненное задание вылетало в скандал прямо перед всей аудиторией. Позориться Мальвина не хотела, поэтому перед сном пришлось доделать оставшиеся задания, что бы кошки на душе не скреблись и дали спокойно выспаться. Закончив корпеть над заданием, Мальвина облегченно вздохнула и начала готовиться ко сну. Она жила в комнате одна, соседку к ней так и не подселили, и это ни сколько не огорчало Мальвину. Можно было свободно разгуливать по комнате, занимать ванну и туалет на неопределенный срок, не следить за порядком, который, кстати, бывал крайне редко. Завтра предвещало быть таким же, как и предыдущие понедельники. Праздников не намечалось, тренировок по Драконболу на которых Мальвина привыкла присутствовать тоже. Скука смертная и магспирантура в самом разгаре. Уснуть удалось довольно быстро, но ближе к полуночи Мальвина проснулась от грохота, который не сразу удалось распознать. Не обратив на это особого внимания, Мальвина снова погрузилась в сон. Девушке снилось, что она в ночнушке разгуливает по аудитории, при этом рискуя остаться совсем без неё, но раскат молнии за окном кабинета сменил происходящее на другой сон. Мальвина бежала по коридору, но ощущения были странные, её мотало, то вправо, то влево. Осмотревшись, она поняла, что находится на каком-то корабле, который судя по качке, попал в шторм. Выбравшись на палубу, она заметила, что на корабле царит хаос. Палуба была заполнена водой и моряками толкавшими друг друга.
Она спросила, пытаясь перекричать шум:
- Что происходит?
Но её, ни кто не слышал.
Следующий раскат грома заставил Мальвину проснуться. Голова раскалывалась от боли, словно после похмелья, Мальвина прислушалась, но в комнате было тихо и спокойно. Взглянув на часы, она поняла, что проснулась как раз во время. Девушка успевала умыться и собраться на занятия. Ощущения от странных снов проходило, и Мальвина уже практически не давала этому никакого значения, но выглянуть в окно всё-таки решила. Дождя не было, но все вокруг было серо, мокро, тускло и неприглядно. Теперь Мальвина понимала, почему сквозь сон она слышала раскаты грома. Казалось, что ничего плохого такая погода не предвещало, пока девушка не добралась до своей аудитории. Лениво бросив сумку, она села рядом с Сашей Бейбарсовым и уныло упала головой на парту. Хотелось спать, Мальвина чувствовала себя, не выспавшейся, ведь она проснулась раньше, а всё из-за проклятого ночного шума. Саша, похоже, тоже чувствовал себя не лучше, как и возможно остальные одногруппники.
Обстановку разрядил ворвавшийся в аудиторию завуч и преподаватель в одном лице Поклёп Поклёпыч. Мужчина был не в духе, он выглядел напугано и одновременно пытался сохранять спокойствие. Впрочем, Мальвине казалось, что он всегда был таким. Больше всего на свете девушке хотелось оказаться сейчас в своей комнате и доспать, а не слушать очередные нервные срывы о том, что все дегенераты, а не магспиранты. Она никогда не видела его улыбающимся или смеющимся, да и он редко кого-то хвалил из своих учеников.
-Что, мои сладкие, тяга к знаниям в кои-то веки пересилила тягу к разгильдяйству?! - он так слащаво произнёс фразу, что Зализину перекосило от его неестественной улыбки. Обычно такое начало не предвещало ничего хорошего. Девушка уставилась на преподавателя готовая выслушать его до самого конца. Деваться то всё равно некуда было.
- Как часть из вас могли заметить, здесь отсутствуют некоторые ваши коллеги. Староста светлого отделения Милена Черноморова, Дмитрий Валялкин, Анастасия Багрова, Валерия Бейбарсова и Юлианна Могилова, а также моя дочь Акварель....
Мальвина вздрогнула, она ещё сегодня ни с кем не контактировала. Не выспавшееся состояние вызывало лёгкую апатию. Было не до общения и обычного приветствия. Даже если ученики и отсутствовали, они могли просто заболеть, а Поклёп начал раздувать из мухи слона, словно весь мир виноват. Прошедший ночью шторм затопил несколько помещений в Тибидохсе и часть территории вне замка, Мальвина краем уха услышала об этом, когда шла в аудиторию. Как всё это связано с отсутствием шестерых учеников, она не представляла. Если бы Поклёп чуть подробнее объяснил, что же на самом деле произошло и стоит ли волноваться...
-Пока ваш драгоценный профессор Клопп колдует над поисковым зельем, мы с вами займемся поисками старым проверенным способом: прочешем остров от прибрежных скал до крыши башни Привидений… кгхм…
Продолжил профессор, но тут разговор преподавателя прервал Саша и предложил разделить поиски на группы и прочесать всю территорию школы. Связан ли этот ночной шторм с пропажей учеников, Мальвина хотела узнать чуть больше информации прежде, чем отправляться на поиски. Она не любила панику, девушка предпочитала сначала проверять информацию, прежде чем действовать. Ну, пойдут они обыскивать территорию, нарвутся на ещё большие неприятности помимо потопа, а после окажется, что ученики просто решили прогулять занятия. Да и есть ли смысл тратить время. Отбросив панику, Мальвина взглянула на Сашу, похоже парень чувствовал волнение, и было понятно из-за кого. Лера приходилась его сестрой, да и пропадать было, кажется не совсем в её характере.
- Профессор, простите, но может быть всё не так уж плохо? Ночью, насколько мне известно, был шторм, который причинил не малый ущерб школе и её окрестностям, но Вы точно уверены, что наши коллеги пропали из-за этого? Может быть, они просто решили прогулять, а буря случилась лишь потому, что это вполне нормальное природное явление. Или же Вы нам чего-то не договариваете? Всем бы очень хотелось узнать правду...
Зализина смотрела на преподавателя вполне решительно. Девушка ожидала развернутого ответа, а не панических действий и посылов на Кудыкину гору.

Отредактировано Мальвина Зализина (2017-04-09 11:50:34)

+3

5

- Дзынь, Фрося! Ты всё на свете проспишь! - вещала тонким голоском над самым ухом юная мисс Варежкина, дёргая несчастную магспирантку за плечо. - Ты слышала вообще что случилось?? Приём-приём! - девушка ненадолго отстала от сонной Ефросиньи, но только для того, чтобы прижать кулачок к уху, а ладонь ко рту на манер рации и шипящим голосом проскандировать: - Колокольчик-Колокольчик, кххх... кхх... вызывает Шиповник! кхх.. как слышно? приём! кхх..
- Милая Варежка, Шиповничек ненаглядный, ну дай поспать, а? - взмолилась девушка, которую всю ночь мучили кошмары и стоило ей под утро забыться сладким сном, как вдруг в комнате откуда-то возникла младшекурсница с ее настойчивым энтузиазмом. Признаться честно, Ефросинью мало заботила цель ее визита, сейчас волшебницу интересовало только одно - можно поспать, а?..
- Так, Смехова, это уже перебор! - вдруг строго (даже, возможно, с нотками театральности) сообщила Забава. - У нас тут чрезвычайное происшествие, а ты дрыхнешь - талантливый пофигизм! В общем ты как хочешь, а я пошла, - заявила девушка и ретировалась по своим делам.
- Угу, спокойной... мням...
И Ефросинья была бы рада наконец-то погрузиться в сон, если бы не последние слова, что эхом отзывались в подсознании тревожным звоночком:
"Перебор... дрыхнуть - талант...
Чрезвычайный колокольчик...
Приём, как слышно...
Стоп... Что?"

Она резко села на кровати, удивленно распахнув глаза.
- Чрезвычайный колокольчик?... Тьфу! Чрезвычайное происшествие?! - волшебница растерянно огляделась по сторонам, но девчонки, что так усердно выполняла роль будильника, уже давно не было. - Ёжки-матрёшки!..
Фрося пулей соскочила с кровати и последующие четверть часа носилась по комнате, замазывая каким-то кремом на травках огромные синяки под глазами от недосыпа; расчесывая непослушную шевелюру, чтобы поскорее уложить ее в аккуратную прическу; с зубной щеткой во рту катала надкусанное яблоко по серебряному блюдцу, листая каналы зудильника в тщетной надежде отыскать хоть крупицы полезной информации; скакала на одной ноге, разыскивая вторую одинаковую гольфу... сегодняшнее утро можно было назвать вполне себе стандартным в комнате Смеховой за одним важным исключением. Девушка была не на шутку встревожена и все вокруг будто отзывалось на ее настроение - ломалось, не слушалось, не находилось.
По пути к учебному этажу до слуха волшебницы с разных сторон доносились обрывки разговоров об урагане, внезапно обрушившимся на остров, о поврежденной части замка, о предстоящем ремонте и что привидениям негде жить. Но юную Смехову отчего-то преследовало скверное предчувствие, что разрушительная стихия может быть лишь вершиной айсберга.
Спустя считанные минуты, оказавшись на месте одной из первых, светлая устроилась за своей партой и стала нетерпеливо ждать. Нервничая, она принялась рисовать бабочек в блокноте и, с трудом контролируя дар в таком состоянии, совершенно не замечала, как несколько из них сорвались с листка и черно-белые разлетелись по просторному кабинету.

***
Их завуч влетел в кабинет столь громко и стремительно, что портрет профессора Тудойсюдовича, непоколебимо висевший на стене непонятно сколько лет, с грохотом обрушился на пол, как бы демонстрируя настроение Поклёпа. Девушка внимательно слушала преподавателя, пропуская мимо ушей все колкости и улавливая лишь суть дела, но когда речь дошла до Аквы, голос преподавателя дрогнул. И только теперь Фрося отметила нездоровую бледную усталость, что коснулась лица завуча - он выглядел так, словно за прошедшие сутки постарел на добрый десяток лет.
Девушка прониклась жалостью и сочувствием, но не успела она в полной мере осознать случившееся (да и не смогла бы она в виду отсутствия всей информации), как слово взял Александр, выдвигая здравые, но слишком уж категоричные суждения и, как свойственно большинству парней, не медля решил приступить от слова к делу.
- Хей, мистер Самоуверенность! - звонко обратилась она к Бейбарсову, когда тот направился к выходу. - Да-да, я к вам обращаюсь, - уверенно кивнула волшебница, поймав взгляд некроманта, - давайте вести себя повежливее и без бурной самодеятельности, - как можно строже проговорила волшебница (конечно, настолько, насколько ей позволяли ее природные данные строить из себя взрослую), она подняла вверх указательный пальчик, призывая молодого человека прислушаться, - в конце концов ты сам озвучил план и при этом торопишься единолично его исполнять? Не самый лучший вариант, - она укоризненно качнула головой. Девушка прекрасно понимала, что у товарища пропала сестра, но она все равно была уверена, что скоординированные действия - залог успеха, а в ином случае это будет история "лебедь, рак и щука".
- ....И тем не менее слова Александра звучат вполне логично. Но ведь уже отправлены циклопы во главе с Горыней, Дубыней и Усыней, которые наверняка занимаются тем, что по секторам прочёсывают остров...? - молоденькая девушка, на изумлённом личике которой еле заметно читалось замешательство, вопросительно оглянулась на завуча, ожидая подтверждения или опровержения своих слов. Но встретив непривычно колючий взгляд Поклёп Поклепыча, который почему-то лишь усиливал тревогу волшебницы, она добавила, - в остальном я согласна с некромагом насчёт разделения, чёткого плана и т.д. - поспешно закончила Фрося. Ощущая, что начинает нервничать более обычного, волшебница запустила тонкую ладонь в сумку, увеличенную до пятого измерения, и, пока она там искала успокаивающий очень вкусный мармелад (явно с экстрактом валерианы), заговорила Мальвина, напоминая о здравом смысле, - прежде чем приступать к деятельности, необходимо выяснить все детали. Ефросинья даже стала помедленнее копаться в своей сумке, кивая в знак согласия и с надеждой прислушиваясь к ответу завуча... Пока Поклёп Поклёпыч вещал, в цепкую руку Фроси попалась карта острова, ее она и поспешила расстелить на широкой парте, - юной Смеховой всегда было проще ориентироваться визуально и иметь четкий план (ибо в ином случае иррациональная и достаточно легкая на подъем Смехова рискует натворить таких дел, что "мама, не горюй!").
- Итак, у нас есть остров, у нас есть пока еще непропавшие магспиранты, - она виновато улыбнулась, запоздало понимая, что сморозила глупость. - Кто? Куда? На чем акцентируем внимание? - Фрося оглядела присутствующих в надежде, что сейчас сообща будет определен план и они дружно приступят к его реализации.

+2

6

Хорошее утро начинается обычно с чего-то хорошего. Сегодняшнее тянуло на хиленькую четверочку. Потому что ночью за окнами творился какой-то дурдом и уснуть было сложно даже под утро. В результате головная боль стала верной спутницей Багровой в это утро. И если бы не собрание, которое было объявлено заранее, то она бы еще пол дня с удовольствием бы проспала. Но нет. Вместо этого, она собралась, кое-как расчесала волосы и сонным же взглядом посмотрев на себя в зеркало, махнула рукой. С таким сонным выражением морды, если ее не спасла аккуратная одежда, то приведение головы в идеальный порядок уже точно не поможет. Поэтому захватив сумку и стырив откуда-то стакан с кофе, магспирантка доползла-таки до кабинета и теперь сидела за столом, периодически отпивая из стаканчика и смутно надеясь, что сегодня профессор будет не шибко внимательным и она еще немножечко подремлет. Прямо тут. На столе. Потому что откровенно хотелось положить голову на стол и спать. Но как же. Так ей бы и дали. Впрочем, среди остальных светлая успела заметить столь же скорбные сонные лица. И даже, можно сказать, сестру, по несчастью. В том плане, что Мальвина все-таки уже завалилась головой на парту, а Филя еще держалась. Лия приветственно махнула рукой этой парочке, но двигаться с места ей было откровенно лень. Впрочем, вскоре ей не понадобился даже кофе. Просто потому, что, явление Поклепа девушка воспринимала как пол беды. Даже с его привычкой быть по жизни не довольным всеми учащимися в этом заведении. Все-таки у Клепыча всегда был зуб на их семейку и Оф конкретно. Так что можно было уже и привыкнуть, что он всегда выступает с какими-то эпитетами вроде тех, что он вещал сейчас. Но вот следующие его слова заставили Фил буквально зависнуть. Само сочетание слова «поиск» и всех этих имен взрывали миниатюрную бомбу в голове Ли. Потому что она буквально вчера некоторых из них видела! Как они могли куда-то пропасть?! С одной стороны, Офелия злилась. Потому что у нее было подозрение, что девицы просто влезли в какую-то аферу. С них сталось бы. С другой – какая разница куда они влезли! Надо их срочно найти. И уже потом дышать ровно. Колдунья сама не заметила, как довольно резко поднялась с места. Стаканчик с кофе благополучно улетел со стола, но сейчас ей было точно не до него. Сразу было видно, что она готова обыскивать все и вся. И вот прямо сейчас. Срочно. И даже одна. Потому что все, кто обычно ходил с ней куда-то как раз оказались в списке. И Филя категорически не согласна с этим фактом. Правда донесшийся до нее голос Саши заставил ее немного дернуться. Нет, большая часть сказанного звучала рационально. Но один пункт ее не очень устраивал.
-А по мне рассылать купидонов не самая лучшая идея. Мало ли кто как отреагирует. Сначала надо попробовать решить проблему своими силами. Может они просто загуляли где-нибудь все. И уже скоро вернутся. Зачем поднимать на уши все магическое сообщество? – довольно спокойно, что совсем не вязалось с ее внутренним миром, сказала Багрова. Впрочем, данное решение все равно оставалось за Поклепом. Но лично их семейство девушка видеть на Буяне не хотела. Тем более, что скорее всего на остров сунется отец. А мама сделает вид, что не летит. А потом доберется черт знает каким образом. Или еще что похуже – например все те же остальные родители решит сделать доброе дело и подкинут Багровых до острова. Дурдом же будет. Нет уж, спасибо. Когда Саша уже успел направится к двери, Оф была в общем-то согласна. Она уже тоже с удовольствием двинулась бы и начала хоть что-то делать. Но ей и через окно было бы неплохо. Однако голос, явно осуждающий Бейбарсова за его стремление что-то уже делать, явно был знаком магспирантке, и она машинально повернула голову в сторону рыжей. Ну разумеется, Смехова. Впрочем, тоже вариант. Так сказать, запасной. Светлая не то чтобы была ей боевой подругой, но для компании вполне подходила. Если уж их решили отправлять двойками.
-А ты думаешь, что надо сидеть и тянуть кота за хвост? – поинтересовалась Ли, в глазах которой было заметно явное возмущение. Нет, она, конечно, иногда высказывает что-то в адрес обоих Бейбарсовых. Но ей можно. А это замечание было явно перебором. Сейчас Лия заметила упавший со стола стакан и выпустив искру, убрала устроенные ею бардак. Она так и не села обратно на стул. Просто не хватило бы усидчивости. Вот ходить по кабинету это она еще может. А сидеть ей совершенно не моглось. Где-то поблизости высказалась и Зализина. И вот ей светлая готова была выразить отдельную благодарность. Просто потому, что она озвучила вслух то, что уже успело возникнуть в голове самой Фил. И скорее дополнила сказанное уже ею самой.
-В любом случае прочесать остров стоит. Давайте уже определимся кто какой кусок берет и вперед. Раньше начнем – раньше будет результат, - решительно заявила Офелия, надеюсь, что этот момент не вызовет ни у кого протестов. Потому что будь ее воля – ее бы тут уже не было.

+2

7

Грета лежала на мягком покрове травы, глядя в утреннее сероватое небо. Она только что открыла глаза. Облака были перистыми, какими-то рваными, но всё равно красивыми, на её взгляд, а потому заслуживали, пусть и рассеянного, внимания. Девушка искренне считала, что у природы нет плохой погоды, и весь вид её, выражение лица весьма определённо говорили, что по натуре она тиха и созерцательна. Одно облако, особенно привлекшее её внимание, ползло как-то  вдалеке от всех и было похоже на какую-то больную, взлохмаченную птицу.
Наконец, круглые, почти рыбьи глаза, светлые, непонятного цвета и со ржавыми крапинками по краям, медленно моргнули и отвели взгляд от облаков. Лёгкая улыбка, растягивавшая очень пухлые, резковатых очертаний губы, покинула её лицо, и они снова сомкнулись бантиком.
Пожалуй, надо вставать. Сколько я тут лежу?
По безмятежному лбу волной прошла морщинка, которая появлялась, когда девушка начинала задумываться. Ответа у неё не было. Она перевернулась на бок, чуть нахмуря брови, и подпёрла кулаком щёку. У глаз появилось осмысленное выражение. Было несколько странно, что она не помнила, сколько она тут лежит.
И… Где это тут?
Наверное, многие бы вскочили, начали озираться, бегать и заламывать руки, но не она. Взгляд её спокойно заскользил по местам, доступным обзору, и с лёгким удивлением обнаружил, что ей не знакомо… ничего. Но вид был приятным и внушал доверие. Она лежала на огромной поляне, за которой начинался лес. Вдалеке виднелся неизвестный ей  внушительный, очень красивый замок с несколькими  высокими башнями и какое-то большое поле, присыпанное песком и окружённое многоярусными скамейками.
Зачем это, интересно? Для праздников каких-то?
Слева от неё, далеко, но в пределах видимости была какая-то роща, стоящая особняком от леса. Совсем вдалеке виднелась синяя полоска моря и пляжа, судя по цвету, каменистого. Было ясно, что она находится на какой-то  пологой возвышенности, всего-то. Ничто не всколыхнулось в её голове, нигде не зазвонил серебристый колокольчик памяти. Живописно, да и только. Никаких чувств, эмоций, которые относились бы к памяти, не возникло. Она вздохнула, а затем склонила голову набок. Где-то далеко в лесу затокал дятел, да ещё вспорхнула стайка мелких птичек. Больше ничто не нарушало эту тихую тишину осеннего утра. Пейзаж был бы совсем безлюден, если бы не лежащая на лугу девушка, в задумчивости выдергивающая травинки и растирая их в пальцах. Впрочем, заметив это, она одёрнула себя. На пальцах осталось немного сока, источавшего терпкий запах. О том, что сейчас утро, девушка знала как-то интуитивно. Роса почти испарилась, осталась лишь где-то пара капель, но вот эта свежесть, даже не воздуха, а... именно так ощущается начало дня.
Платье совсем сухое. Значит, не долго. Спи я тут, я бы вымокла и, скорее всего, проснулась больной.
Она оглянулась, но примятости травы от её следов не было.
Странно, хм... А что за замок?
Впрочем, желания узнать, чей он, и кто там живёт, у неё не появилось. Она, конечно, не дичилась людей, или? Нет, наверное, нет. Но ей так казалось. Хотя точно она уверена не была. В голове была странная пустота, будто кто-то взял и тщательно повымел всё веничком, не оставив даже мелкой соринки. Мысли текли плавно, неспешно, неоткуда пока было взяться делам, заботам, мелким и неожиданным воспоминаниям, иррационально(или нам так кажется?) вспыхивающим в нашем мозгу.
Я ничего об этом месте не знаю. Откуда я сюда… пришла?
И на это не было у неё ответа. Девушка смахнула со лба навязчивую прядь волос, которая так и норовила залезть ей в левый глаз. Кожа рук была чуть загрубевшей, а лица – гладкая, приятная на ощупь. Она с удивлением посмотрела на свои руки, будто никогда их не видела. Длинные пальцы, чуть неровные, с обкусанными под корень ногтями, чуть выступающие вены, немного шершавые ладони, красноватая местами кожа, будто ей часто приходилось мыть полы или стирать. Выступающие косточки и костяшки. Любопытство её простёрлось дальше, и она встала.
Ого, да я высокая!
Масса волос сползла с плеча, окончившись где-то намного ниже лопаток. На них была очень слабо и низко повязана какая-то лента, видимо, чтоб не мешались, но так, чтоб не ощущать её по возможности. Едва запустив в неё пальцы, девушка её развязала, и ленточка плавно приземлилась в траву. Она была ещё зеленой, но уже встречались в ней изредка суховатые травинки. Дыхание осени ещё не окрасило её и деревья в золото, но чуть охладевший ветер и оскудевшее цветами небо намекало, что явление её не за горами. Синей стало море, более оранжевым и тусклым солнце, которое сегодня не особенно хотело озарять Тибидохс, и считало, что рассеянного и мало согревающего света будет достаточно, и можно укрыться где-то в молочно-серых туманностях небес, продлив свои выходные.
Да, не люблю завязывать волосы.
Потому девушка не стала поднимать ленту, опустившуюся к её ногам, лишь посмотрела на ступни, обутые в старенькие растоптанные сандалии. Глянув на ноги, ей захотелось разуться и ощутить пружинящую мягкость травы.
Блаженство…
Останавливаться она не стала, а медленным шагом пошла по поляне, держа сандалии за завязки в руке. Больше ничего с собой у неё не было, только то, что на ней: обувь, магический амулетик на длинном шнурке на шее, да коричнево-серого цвета платье, которое было ей несколько велико. Двигаясь, девушка ощутила на талии завязки передника. Ловкое движение – и он, как лента, сполз в траву, чтобы в ней и остаться.
Какая неудобная одежда. Только другой-то у меня и нет.
Чувствовать коленями подъюбник – да и само платье – было как-то немного неприятно. Она выскользнула и из него. Хотелось ещё разорвать подол или вообще снять это тяготящее тело недоразумение, но больше ничего у неё не было, а ветер был несколько прохладным, и потому она пока не стала этого делать, а просто, заинтересованно оглядываясь, пошла направо. Ей было любопытно, что же это за место, в котором она очутилась, но ещё её томило странное желание искупаться или хотя бы умыться. Чуть-чуть беспокоило ощущение стянутости кожи. Да и подумав, девушка с удивлением обнаружила, что она не помнит, как она выглядит. Знает, что она высокая, длинноногая, худая, и у неё золотистые густые волосы. Впрочем, её это не пугало. Любой, хоть сколько-нибудь чистый водоём – и она всё узнает, а раз так, то паниковать совершенно незачем. Сейчас она неспеша осмотрится, узнает, что можно, сама, а после найдёт людей. А пока можно идти, вдыхая чудесный прохладный воздух и едва ощутимый аромат луговых цветов, и любоваться действительно чарующим пейзажем. Беспокоило её разве что то, что стоило ей задуматься о своём имени, так и тут был пробел. Ни единой буквы, ни единой подсказки.
Можно не знать многое, но не своё имя. Как я его забыла? Интересно, какое оно было? Красивое, звучное, оригинальное? Забавное? Впрочем, если я его так и не узнаю – придумаю сама! Выберу что-нибудь интересное, необычное.

Отредактировано Акварель Поклёповна (2017-07-07 12:14:49)

+1

8

Пока среди магспирантов и преподавателей Тибидохса назревали раздор и паника, на побережье царили мир и покой. Широкие волны с пенистыми гребнями с тихим шелестом накатывали на берег, слизывая с песка принесенные ночным штормом  водоросли, чтобы через несколько секунд вынести их обратно. Поодаль от воды на потемневшем от влаги песке спала девушка, одетая в причудливое платье с многослойными юбками. Чуть позже ее опознают как пропавшую магспирантку Анастасию Багрову, точнее ее двойника из параллельного мира. А пока девушка лишь перевернулась на другой бок, пытаясь устроиться поудобнее на холодном песке, недовольно заворочалась и, наконец, проснулась. Перевернувшись на спину, волшебница блаженно уставилась в небо сонными глазами. В бескрайней небесной синеве одиноко светило осеннее солнце. Далеко-далеко над горизонтом плыло размытое белое облако, отставшее от общей массы своих грозовых собратьев. Девушка подскочила на ноги как кипятком ошпаренная и стала в ужасе озираться по сторонам. Попытки понять, где она находится и как здесь оказалась, привели к шокирующему открытию: на песке вокруг нее не было никаких следов. В смысле, вообще никаких, от слова совсем! Словно она не пришла на пляж на своих двоих или, чем Эфир не шутит, четырех, а свалилась с неба.  А-Наста недоверчиво посмотрела в небо, где с пронзительными криками кружили чайки. Даже если предположить, что она могла лететь по небу и упасть, хотя мысль о высоте и полетах приводила девушку в ужас, сам собой напрашивался вопрос, куда она летела и зачем так рисковала. Старания вспомнить ни к чему не привели. В голове было пусто, как в холодильнике после ухода гостей.  Даже собственное имя напрочь стерлось из девичьей памяти. Одинокая, растерянная и до смерти перепуганная девушка протяжно всхлипнула. Шатающейся походкой лже-Багрова дошла до прибрежных скал и осела на песок у ближайшего камня, опершись спиной об нагретый солнцем  каменный бок. Там девушка сжалась в комочек, обхватив колени руками и, спрятав лицо в подоле, горько заплакала.
—  §  —
А пока А-Наста на берегу оплакивала свою нелегкую долю, ее соотечественник Де-Митрий в Башне Привидений со всех ног удирал от взбесившегося кресла на колесиках. Незнакомый коридор, полный темных ниш, боковых ходов и узких лестниц, скрытых решетками, круто свернул вправо, так что парень едва не врезался в огромные двустворчатые двери, в которые не задумываясь забарабанил кулаками, вопя о помощи. В ответ на стук и вопли пришельца одна из створок отворилась, и в коридор выглянула статная женщина с огненно-рыжей шевелюрой и грозным взглядом следователя. Де-Митрий открыл рот для очередного отчаянного «помогите», но не успел ничего сказать. Из-за поворота резко вырулила Инвалидная коляска, увидела Медузию, опасливо попятилась и, визгливо скрипнув шинами, быстренько скрылась за поворотом.
-Вот ты где, Валялкин! – порицающим тоном обратилась к нему спасительница, - Друзья тебя с утра по всему острову ищут, а ты тут гонки с Инвалидной коляской устроил, еще и где?! Под дверями кабинета самого академика Сарданапала!
Теперь, когда его неудавшийся преследователь исчез, эта строгая дама с повадками надзирателя колонии пугала Де-Митрия куда больше одержимой бесами табуретки.
-К-к-кто, й-й-я? – заикаясь от ужаса, переспросил парень, оглядываясь по сторонам в поисках того, кого женщина называла Валялкином. Но коридор позади него, как и ожидалось, оказался пуст, - Н-не, вы ошиблись!
Доцент Горгонова пристально на него посмотрела, отчего парню захотелось провалиться сквозь землю, лишь бы только оказаться как можно дальше от этих завораживающих изумрудных глаз. На задворках скованного страхом и смятением сознания появилась странная, не до конца сформировавшаяся мысль. Даже не мысль, а скорее смутное ощущение, что у него немеют ноги. Во всяком случае, пальцев на ногах парень уже не чувствовал. Может в Тибидохсе и стало бы на одну каменную статую больше, но Медузия Зевсовна вовремя опомнилась и, торопливо моргнув, отступила в сторону, пропуская вконец растерянного юношу в кабинет.
-Входи, - приказала преподавательница нежитеведенья тоном, не терпящим возражений. 
Де-Митрий неуверенно перекатился с пятки на носок, проверяя на месте ли его ноги, тяжко вздохнул и с видом приговоренного к смертной казни поплелся внутрь. Уж лучше бы его переехала эта коляска.

—  §  —
Рыжеволосая девица, одетая в гвардейскую форму Пламельбурга, осторожно выглянула из каменной арки. Позади нее остался пустой мрачный туннель с множеством еще более мрачных ходов и боковых ответвлений, в которых кто-то шумно копошился. Впереди же туннель, по которому пришла девушка, выходил в просторный зал, с множеством таких же темных провалов каменных арок и огромными медными воротами, украшенными ручками в виде львиных голов с массивными кольцами в яростно разинутых пастях. К воротам вела низкая и широкая каменная лестница, у самого подножия которой горел костер. У костра сидели два одноглазых великана и увлеченно играли в карты. Девушка проворно нырнула обратно и, привалившись спиной к стене, стала обдумывать план действий. Пройти мимо чудищ незамеченной, не стоило и пытаться.  Вступать в открытую конфронтацию - гвардейка грустно посмотрела на висевшую на поясе шпагу – тоже было довольно глупо. Такой здоровой образине ее укол шпагой все равно, что тыканье зубочисткой, только еще больше их разозлит. Может быть, попробовать с ними договориться? Объяснить, что она потерялась, ничего не помнит, кто она, где она, откуда такая взялась. Вдруг они окажутся нормальные ребята и не станут ее есть, а пожалеют и покажут выход из этого унылого места? Ведь далеко не все великаны людоеды. Во всяком случае, сейчас очень хотелось в это верить, хотя внутренний голос настаивал на обратном. Барышня снова выглянула из-за угла, навскидку оценивая степень сговорчивости гигантов. В этот самый момент позади раздалось тяжелое шарканье и из темноты навстречу девушке вышел еще один великан с факелом.
-О, Миленка! – удивилось чудовище, -Ты чего тут делаешь, Поклеп прислал? Г-гы! А че это ты такая расфуфыренная? Решила, раз с экспериментами не клеится, в магфицеры податься? Г-гы! Че молчишь?
Милена, а вернее ее двойник из параллельного мира, словно только и ждала этого вопроса. Зажмурившись, волшебница заголосила что есть мочи. Ее вопль подхватило подвальное эхо, разнося его дальше по лабиринту ходов и туннелей. Циклоп, обратившийся к Милене, выронив из рук факел, поспешил зажать уши. Девушка пнула великана в лодыжку и побежала через зал к большим воротам.  Гиганты у костра, всполошенные девичьими воплями, растеряно топтались у лестницы. На их неотягощенных умом простяцких физиономиях застыло незнакомое доселе выражение напряженной мозговой деятельности. Ребята столкнулись с поистине сложной задачей. С одной стороны, служебный долг предписывал им никого не пускать к Жутким воротам. С другой, на месте никого сейчас оказалась Милена Сарданапаловна, дочь самой Медузии Горгоновой, ну и академика, конечно. Да-да, не удивляйтесь: штатные циклопы боялись доцента нежитеведенья куда больше главы Тибидохса. Миления тем временем юркнула между озадаченными великанами и, взлетев по лестнице, ухватилась за большое медное кольцо в львиных зубах, отчаянно дергая за ручку. Циклопы дружно вскрикнули от ужаса и служебный долг, наконец, пересилил личные страхи. Девичьи пальцы осторожно, но настойчиво разжали, после чего брыкающуюся и кусающуюся  Черноморову усадили на расстеленную у огня баранью шкуру, крепко связав веревкой. Вокруг нее, недоуменно почесывая затылки, столпились циклопы.
-Совсем девка с ума спятила от своей учебы! – гнусаво пробасил один из циклопов.
-Учеба-мучеба, - проворчал его товарищ, - Я бы на тебя посмотрел, если бы тебе приходилось столько заклинаний всяких учить, и не такое бы вытворял. А ты чего встал? – накинулся он на первого встреченного Миленией циклопа.
-А я чего?! – опешил великан.
-Давай, – средний циклоп, имевший явное статусное преимущество над своими собратьями, мягко отвесил ему подзатыльник, - Дуй за Поклепом! Скажи,  у нас чэ-пэ! 

+1

9

Поклеп Поклепыч перевел взгляд на поднявшегося с места Сашу и стиснул челюсти, прилагая титанические усилия, чтобы сдержаться, но и их оказалось недостаточно.  Взвинченные старческие нервы не были готовы к испытанию юношеской наглостью. Упоминание мрака стало последней каплей, прорвавшей хилую плотину завучевского терпения.
-Неужели ты думаешь, что я хочу найти пропавших учеников меньше тебя? – злобно прошипел Поклеп, буравя магспиранта своими глазками-льдинками. Древнир свидетель, это был далеко не первый раз, когда в Тибидохсе кто-то куда-то пропадал и, Поклеп был в этом уверен, далеко не последний. Сам завуч мог припомнить не менее дюжины случаев и это только за последние полвека! А скольких седых волос ему стоил Исчезающий Этаж?! Что за дети такие пошли, пятьдесят раз им скажешь «нельзя, опасно», заклинаний кругом понавешаешь, циклопов на стражу поставишь, а они все равно лезут и, естественно,  попадают в неприятности. А виноват кто? Поклеп, конечно, кто ж еще! В Тибидохсе всегда так, чуть что - сразу Поклеп! И разве ж ему хоть раз кто-то спасибо сказал? Нет, все только критиковать умеют, то им не так, это не эдак, и обязательно найдется какой-то сопляк, который знает, как сделать лучше.
-Можешь поддерживать связь хоть с Гоярыном, если тебе это как-то поможет, а настаивать на чем-то, мой милый, ты будешь в кабинете своего драгоценного Буслаева. А здесь, будь добр соблюдать школьные правила и учебную дисциплину, - процедил завуч.
Не то вылетите отсюда как сопли в платочек, - мысленно добавил завуч, обводя собравшихся своим холодным проницательным взглядом. Как он и ожидал, Александр был далеко не единственным умником в этом зале.
- Мне бы тоже, как вы выразились, очень хотелось бы  узнать правду, - осклабился преподаватель в ответ на реплику Зализиной, - А для этого нам с вами сначала необходимо отыскать ваших друзей, чтобы потом примерно их наказать за неприемлемое поведение в стенах учебного заведения, - елейным голосом прощебетал волшебник. В том, что по завершении поисков ему будет кого наказать, он ни капельки не сомневался. Более того, Поклеп Поклепыч готов был дать любую конечность на отсечение, что во всем виновата Лера Бейбарсова и именно она-то и заварила всю кашу. Не зря же она числилась среди пропавших, а там где есть Бейбарсова, неприятности не заставят себя долго ждать.  Видит Древнир, если бы Поклеп мог, он бы наказывал эту девчонку заранее, столько проблем она ему доставляла. А ведь он думал, что после Таньки Гроттер с Баб-Ягуном ничего хуже в его жизни уже произойти не может. Сейчас преподаватель мог только посмеяться над собственной наивностью. И ладно бы, Лера сама попадала в передряги, с этим Поклеп еще мог бы смириться, но ведь она еще и втягивала в них Акву. Сколько раз завуч умолял дочь перестать дружить с этой ведьмой, сколько склянок в магпункте переколотил, отстаивая собственную точку зрения, а сколько сердечных капель принял – хватило бы наполнить Тибидохский ров и еще на небольшой пруд осталось бы! Да разве ж эту своенравную девчонку отеческими слезами проймешь? Вся в мать пошла: как втемяшится что-то в голову, никакими заклинаниями уже оттуда не выбьешь. Поклеп тяжко вздохнул и покачал головой.
-Никаких купидонов мы рассылать не будем, во всяком случае, прежде, чем обыщем остров, - завуч тяжело оперся руками о первую парту. Только любопытных носов из Магщества ему тут не хватало. Кощеев и без того спит и видит, как бы закрыть Тибидохс или перенести русскую школу магии подальше в Сибирь. Ему только дай повод и уже завтра Поклеп будет читать лекции по защите от духов пингвинам в тундре. Мужчину передернуло от одной мысли о такой перспективе и он решительно хлопнул ладонью по столу, прерывая споры и привлекая к себе внимание магспирантов.
-За прошедшие сутки Буян никто не покидал и никто не посещал, все ученики находятся на острове, осталось их только найти. В Зале Двух Стихий дежурит Иван Царевич, на Жилом этаже - Готфрид Бульонский, на тот случай, если ученики вернутся. Ваш друг Евгений вместе с Соловьем Одихмантьевичем уже отправились на драконбольное поле, джинны проверяют ангары, циклопы, как обычно, патрулируют подвалы. Магпункт и библиотека тоже под присмотром. Как видите, неохваченных мест для поисков осталось не так уж и много, если не молоть попусту языками, до обеда управимся. Разбейтесь на пары и осмотрите прибрежные скалы, Заповедную Рощу, к пруду не суйтесь, туда я сам схожу, - Поклеп замолчал, выжидательно глядя на дверь. Его внимание привлекли донесшиеся из коридора торопливые шаги, в которых завуч без труда узнал тяжелую поступь циклопа. Спустя несколько секунд дверь распахнулась, с грохотом ударившись о стену, с которой свалился портрет профессора Тудойсюдовича. Поклеп Поклепыч тихонько выругался, красной искрой возвращая портрет на место и делая себе мысленную пометку прислать в кабинет домовых. Поклеп перевел мрачный взгляд с выцветшей физиономии Нигдаса на дверной проем. На пороге, как и ожидалось, стоял запыхавшийся циклоп, по-рыбьи разевавший рот в поисках кислорода.
-Ну? – требовательно уставился на него завуч.
-Поклеп Поклепыч, у нас это… того самого… чэ-пэ, во! – выдавил наконец-то великан.
-Опять?! – всплеснул руками преподаватель, отклеиваясь от парты и поворачиваясь к подчиненному всем телом, - И что случилось на этот раз?
Все-таки права была Милюлечка, я слишком стар для этой работы...
-Ну, там это… Миленка, в смысле, Милена Сарданапаловна…
-Ага! – ликуя, перебил циклопа завуч, - Одна, значит, нашлась!
-Ага, нашлась. Но она это… того… Жуткие ворота пыталась открыть.
В первую секунду Поклеп пошатнулся, с ужасом представив открытые медные ворота. Но уже во вторую секунду преподавателю удалось обуздать расшалившиеся нервы и взять себя в руки. Завуч успокоил себя тем, что, во-первых, самой Милене не под силу открыть Жуткие ворота, для этого как минимум необходим мощный артефакт, вроде того же талисмана четырех стихий, а во-вторых, ни одно из его защитных и оповещающих заклинаний не сработало, а значит, магическая защита все еще охраняла наш мир от вторжения хаоса.
-Я надеюсь, вам осталопам хватило ума ее остановить?
Гонец вытянулся по стойке смирно.
-Так точно! Остановили, задержали, ждем дальнейших указаний! – громко доложил циклоп. Поклеп тяжело вздохнул.
-Вот видите, Черноморова уже нашлась, - в этот момент в голове мужчины раздался голос академика Сарданапала, передавший последние новости, - И вы наверняка будете рады узнать, что Валялкин тоже нашелся, правда, несет какую-то ахинею. Так что, на всякий случай, когда найдете остальных, близко не подходите, а сразу дайте мне знать. Хотите заклинанием, хотите на зудильник звоните – не важно. Главное, никакой самодеятельности, вам ясно?! Вполне вероятно, что на ваших коллегах вирусный сглаз, нам еще только эпидемии в школе не хватало для пущего счастья! – проворчал преподаватель, - Ну, чего мы сидим, глазками хлопаем? Давайте-давайте, выбираем напарника, берем себе кусок острова и спешим на помощь однокурсникам! Арбайтен-арбайтен, сладкие мои! – Поклеп несколько раз звонко хлопнул в ладоши, поторапливая магспирантов и, приказав циклопу следовать за ним, стремительно покинул кабинет.

Теперь делимся на пары, предположительно, Саша+Маля и Филя+Фрося и направляемся искать товарищей. Саша с Малей идут в Заповдную рощу и на полянке находят Акварель, а Филя идет к прибрежным скалам и находит сестру. Филь, я тебя хотела попросить прописать в посте, что Фрося пошла с тобой, можешь сильно ее не расписывать, просто упомянуть, чтобы у нас все было логично и красиво. Сильно сопли не размазывайте, буквально круг-два, обнаружили товарищей и дали знать Поклепу, и на этом будем квест заканчивать.

+1


Вы здесь » Тибидохс. Кто спер ботинки кентавра? » ТИБИДОХС » Следствие ведут магспиранты [09.09.2030 г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC